Проект
Коммунизм - будущее человечества



Разделы

  • Книги
  • Публицистика
  • Фотоальбом
  • Тексты песен
  • Гостевая книга
  • Книги: Эрнесто Че Гевара БОЛИВИЙСКИЙ ДНЕВНИК Фрагменты.


    Эрнесто Че Гевара БОЛИВИЙСКИЙ ДНЕВНИК Фрагменты.


  • Содержание
  • НОЯБРЬ 1966
  • ДЕКАБРЬ 1966
  • ЯНВАРЬ 1967
  • ФЕВРАЛЬ 1967
  • МАРТ 1967
  • АПРЕЛЬ 1967
  • МАЙ 1967
  • ИЮНЬ 1967
  • ИЮЛЬ 1967
  • АВГУСТ 1967
  • СЕНТЯБРЬ 1967
  • ОКТЯБРЬ 1967
  • АПРЕЛЬ 1967.
     

    1-е.

    (...) Зарезали вторую лошадь, чтобы оставить чарки(высушенное на солнце мясо) для шестерых, которые остаются. (...)

    2-е.

    (...) Мы решили отправляться не сегодня, а завтра в 3 часа утра(...)

    3-е.

    (...) Когда мы проходили мимо места, где нами была устроена засада, от семи трупов остались лишь скелеты, очищенные стервятниками с полной тщательностью (...) Говорил с Дантоном и Карлосом(прозвище Сиро Роберто Бустоса), предложив им три выхода: остаться с нами, уйти на свой страх и риск или взять через Гуттеерес и оттуда выбраться каким-нибудь способом. Они выбрали третье (...)

    б-е.

    Очень напряженный день. В 4 часа утра мы переправились через Ньянкауасу (...) В 8 часов Роландо сообщил, что с десяток солдат появилось в ущелье, которое мы только что покинули. Мы медленно пошли дальше, и в 11 часов находились вне опасности (...)

    10-е.

    (...) Скоро поступили первые новости, и неприятные:

    Рубио(ветеран Сьерра-Маэстры) — Хесус Суарес Гайоль смертельно ранен. (...)

    11-е.

    (...) Общее число потерь (для противника): десять убитых, в том числе два лейтенанта, тридцать пленных, среди которых один майор и несколько унтер-офицеров, остальные солдаты (...) Есть рейнджеры, парашютисты и местные солдаты, почти дети (...) Один чилийский журналист сделал подробное описание нашего лагеря и нашел мое фото без бороды и с трубкой (...)

    12-е.
    (...) Начал проводить уроки по книге Дебре(Революция в Революции).  (...)

    13-е.

    (...) Землянки не обнаружены, ничего не тронуто, скамейки, кухни, печь, запасы зерна (...) Североамериканцы обьявляют, что отправка военных советников в Боливию связана со старой программой и не имеет ничего общего с герильей. Возможно, что мы присутствуем при первом эпизоде образования нового Вьетнама.

    14-е.

    Центральный лагерь был занят армией, приведенной двумя дезертирами. С обнаружением маленького дорожного дневника Браулио (лейтенант Исраэль Рейес), который был плохо спрятан. Факт, который заставил Че изменить свой псевдоним с Рамона на Фернандо.

    15-е.

    Написали записку Фиделю (№ 4), сообщая ему о последних событиях. Ее шифруют, и она будет написана симпатическими чернилами.

    17-е.

    (...) Узнали, что один из сыновей крестьянина пропал и, возможно, ушел, чтобы настучать, но решили все равно наконец дать возможность уйти Французу и Карлосу. (...)

    18-е.

    В сопровождении проводника, данного армией, агент ЦРУ Жорж Эндрю Рот направляется в Лагунильяс, имея в своей записной книжке вопросник, позволяющий удостовериться, правда ли, что Че ведет герилью под именем Рамона, а также присутствие Дебре и Тани. Со специальным заданием: нанести химическое вещество на одежду и вещмешки герильеро, чтобы полицейские собаки смогли к ним приблизиться. Это обьясняет появление немецких овчарок 25-го.

    19-е.

    (...) В 13 часов часовые привели подарок, достойный греков: английского журналиста по имени Рот, который прибыл по нашим следам, сопровождаемый детьми из Лагунильяса (...) В паспорте была зачеркнута профессия «студент» и заменена на «журналист» (на самом же деле, по его словам, он фотограф) (...) Из обьяснений, данных детьми, хоторые служили проводяиками журналисту, узнали, что о нашем прибытии стало известно в тот же вечер в Лагунильяс. (...) Мы нажали на сына Родоса, который признался, что его брат и один пеон Видеса ходили в Лагунильяс, чтобы получить награду от 500 до 1000 долларов (...) Француз предложил потребовать от англичанина в качестве доказательства его добрых намерений, чтобы он помог им выбраться. Карлос, скрепя сердце, согласился, а я умыл руки. (...) В 4 часа (...) Карлос решил остаться, и Француз последовал его примеру, но на этот раз неохотно.

    20-е.

    (...) К 13 часам прибыл грузовик под белым флагом, в котором приехали помощник префекта, врач и священник Муйупампы, последний — немец (...) Инти предложил им мир для Муйупампы, а они нам приносят до 18 часов 30 минут товары на основании списка. (...) Они принесли (...) соободение, что трое партизан схвачены в Муйупампе и двое подозреваются, что у них поддельные документы. Плохая перспектива для Карлоса; с Дантоном должно все обойтись. (...)
    Арест в поселке Муйупампа Режи Дебре (Дантон) и Сиро Роберто Бустоса (Пелао) в сопровождении английского журналиста Рота. План армии состоял в том, чтобы заставить исчезнуть двух первых; возможно, и третьего.

    21-е.

    (...) Сообщение о смерти трех наемников обьявлено по радио: француз, англичанин, аргентинец. (...)  Убийство Дебре и Бустоса, план которого держался в тайне, стало невозможным из-за публикации фотографий, задержанных в газете Презенсия.

    23-е.

    Майор Ральф Шелтон, называемый Папи Шелтон, с техникой, использованной во Вьетнаме, начинает инструктировать «зеленые береты» на территории сахарного завода Эсперанса около Санта-Крус.

    24-е.

    Эксперты США Теодор Кирш и Жозеф Келлер в сопровождении агента ЦРУ Эдуардо Гонсалеса участвуют в допросе Дебре и Бустоса. Конечно, в присутствии французского наци Клауса Барбье, бывшего шефа гестапо Лиона, а также советника президента Барриентоса. Он избегает показываться Режи Дебре, который мог бы его узнать. В конце месяца Дебре и Бустосу показан огромный альбом фотографий с требованием указать тех, кто может быть из герильи.

    25-е.

    Черный день. В 10 часов примерно с наблюдательного пункта вернулся Помбо и сообщил, что тридцать солдат приближаются к домику (...) Мы решили устроить импровизированную засаду на дороге, ведущей к нашему лагерю: впопыхах выбрали крутую тропинку с видимостью в 50 м (...). Вскоре появился авангард противника, который, к нашему великому удивлению, состоял из трех немецких овчарок и проводника. (...) Началась непрерывная стрельба с фланга армии (Роландо, или Сан-Луис, идеолог группы, раздроблено бедро, повреждена артерия, умер от потери крови). Мы потеряли лучшего бойца герильи и одного из ее столпов, моего товарища еще с тех пор, когда он, почти ребенок, был посыльным 4-й колонны до наступления и до этой новой революционной авантюры, о его смерти можно лишь сказать: твое маленькое тело храброго капитана во всем величии обретет металлическую форму (...), по расчетам Бениньо, мы почти прибыли в Ньянкауасу. Теперь у нас два естественных выхода блокированы, и нам придется уходить через горы. (...)

    26-е.

    (...) Мы решили продолжать двигаться по тропе, открытой Коко, и попробовать найти другую, которая приведет к Илькири. У нас есть амулет, Лоло — олененок. Посмотрим, выживет ли он.

    27-е.

    (...) Сильный холод по ночам (...) Подтверждается, что Дантон находится в заключении, недалеко от Камири; наверняка другие тоже живы и вместе с ним.
    Высота 950 м.

    29-е.

    (...) Мы находимся в каньоне без расщелин. Коко полагает, что видел поперечный каньон, который он не обследовал. Завтра мы это сделаем всем отрядом. (...)

    30-е.

    (...) Лоло умер, жертва взрывного темперамента Урбано, который выстрелил ему в голову. (...) Журнал Сьемпре опубликовал интервью Барриентоса, который, кроме прочего, признал, что есть военные советники-янки и что герилья родилась в результате социальных условий в Боливии.

    Итоги месяца:

    Дела идут почти нормально, хотя нам пришлось оплакать две тяжелые утраты: Рубио и Роландо. (...) Кроме того, тотальная изоляция; болезни подорвали здоровье некоторых товарищей, и вынуждены разделить наши силы (...), крестьянская база все еще не развивается, хотя нам удалось достичь нейтралитета у большого числа, посредством организованного террора. Поддержка придет потом (...) Дантон и Карлос стали жертвой своей спешки, своего почти безнадежного желания уйти и моего недостаточного сопротивления. Таким образом прерывается связь с Кубой (Дантон) и мы потеряли разработанную схему действий в Аргентине (Карлос) (...)

    Раскрыв преступления и поведение администрации в концентрационных лагерях, боливийский журналист Хуан Хосе Каприлес обнаруживает, что два лейтенанта, убитьге 10-го в Ирипите, Луис Сааведра Арамбель и Хорхе Айала Чалее, были отправлены на передовую за то, что открыто критиковали репрессивный климат в армии. Публикуется репортаж, где Каприлес утверждает, что Че в герилье, и настоящий гимн в честь героического герильеро. Его гаэета сразу же закрывается, а он должен покинуть страну, чтобы спасти себе жизнь.

    В этом же апреле история, которая могла бы изменить положение вещей. Бениньо рассказывает: «Мы чуть было не сместили президента Барриентоса, этого сумасшедшего с недоносками! Это было 10 апреля. Он был с патрулем, который нас искал. И за малым мы могли его схватить. Мы знали, что он хотел наши головы выставить перед дверью президентского дворца в Ла-Пасе. Зато он уверен, что, если попадет в наши руки, Че не убьет его. К несчастью, этого не случилось».



    По всем вопросам пишите : kubinets@mailru.com