Проект
Коммунизм - будущее человечества



Разделы

  • Книги
  • Публицистика
  • Фотоальбом
  • Тексты песен
  • Гостевая книга
  • К. МАРКС "Капитал. Критика политической экономии"


    К. МАРКС "Капитал.
    Критика политической экономии"
  • КНИГА ТРЕТЬЯ. ПРОЦЕСС КАПИТАЛИСТИЧЕСКОГО ПРОИЗВОДСТВА, ВЗЯТЫЙ В ЦЕЛОМ.
  • ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
  • ОТДЕЛ ПЯТЫЙ. РАСПАДЕНИЕ ПРИБЫЛИ НА ПРОЦЕНТ И ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКИЙ ДОХОД. КАПИТАЛ, ПРИНОСЯЩИЙ ПРОЦЕНТЫ.
  • Глава 21. Капитал, приносящий проценты
  • Глава 22. Деление прибыли. Ставка процента. «Естественная» норма процента
  • Глава 23. Процент и предпринимательский доход
  • Глава 24. Выделение капиталистического отношения в форме капитала, приносящего проценты
  • Глава 25. Кредит и фиктивный капитал
  • Глава 26. Накопление денежного капитала; его влияние на ставку процента
  • Глава 27. Роль кредита в капиталистическом производстве
  • Глава 28. Средства обращения и капитал; воззрения Тука и Фуллартона
  • К. МАРКС "Капитал. Критика политической экономии"

    ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ

    ДЕЛЕНИЕ ПРИБЫЛИ. СТАВКА ПРОЦЕНТА. «ЕСТЕСТВЕННАЯ» НОРМА ПРОЦЕНТА


    Предмет этой главы, равно как вообще все явления кредита, о которых мы будем говорить ниже, не могут быть исследованы здесь в подробностях. Конкуренция между кредиторами и заёмщиками и, как её результат, сравнительно кратковременные колебания денежного рынка, выходят за пределы нашего рассмотрения. Изображение кругооборота, совершаемого нормой процента на протяжении промышленного цикла, предполагает предварительное изображение самого этого цикла, которое здесь тоже не может быть дано. То же самое относится и к большему или меньшему приблизительному выравниванию ставки процента на мировом рынке. Наша задача заключается здесь лишь в том, чтобы выяснить самостоятельную форму капитала, приносящего проценты, и обособление процента от прибыли.

    Так как процент есть просто та часть прибыли, которую, согласно принятому нами до сих пор предположению, промышленный капиталист должен уплачивать денежному капиталисту, то максимальным пределом процента служит сама прибыль, причём часть, достающаяся функционирующему капиталисту, была бы тогда = 0. За исключением отдельных случаев, когда процент фактически может быть больше, чем прибыль, — но тогда он не может уплачиваться из прибыли, — можно было бы, пожалуй, считать максимальным пределом процента всю прибыль минус ту её часть, которая сводится к плате за надзор (wages of superintendence) и которую нам предстоит рассмотреть впоследствии. Минимальный предел процента совершенно не поддаётся определению. Он может упасть до какого угодно уровня. Но тогда снова и снова выступают противодействующие обстоятельства и поднимают его выше этого относительного минимума.

    394

    «Отношение между суммой, уплаченной за употребление капитала, и самим этим капиталом составляет норму процента, выраженную в деньгах». — «Норма процента зависит 1) от нормы прибыли, 2) от того, в каком отношении распределяется вся прибыль между кредитором и заёмщиком» («Economist» 95, 22 января 1853 года). «Если то, что заёмщики платят в качестве процента за занятые деньги, есть часть той прибыли, которую занятые деньги способны принести, то уровень процента всегда должен определяться этой прибылью» (Massie. «An Essay on the Governing Causes of the Natural Rate of Interest etc.». London, 1750, p. 49).

    Предположим сначала, что существует постоянное соотношение между всей прибылью и той её частью, которая как процент должна быть уплачена денежному капиталисту. В таком случае ясно, что процент будет повышаться или понижаться вместе со всей прибылью, а последняя определяется общей нормой прибыли и её колебаниями. Если бы, например, средняя норма прибыли была = 20%, а процент = ¼ прибыли, то ставка процента была бы = 5%; если бы средняя норма прибыли была = 16%, то процент был бы = 4%. При норме прибыли в 20% процент мог бы подняться до 8%, и промышленный капиталист всё же получал бы ту же прибыль, как при норме прибыли = 16% и ставке процента = 4%, а именно 12%. Если бы процент повысился только до 6% или 7%, то промышленный капиталист всё же удерживал бы бо́льшую часть прибыли. Если бы процент равнялся постоянной части средней прибыли, то из этого следовало бы, что, чем выше общая норма прибыли, тем больше абсолютная разница между всей прибылью и процентом, тем больше, следовательно, та часть всей прибыли, которая достаётся функционирующему капиталисту, и наоборот. Предположим, что процент = 1/5 средней прибыли, 1/5 от 10 даёт 2, разница между всей прибылью и процентом = 8; 1/5 от 20 = 4, разница = 20 − 4 = 16; 1/5 от 25 = 5, разница = 25 − 5 = 20; 1/5 от 30 = 6, разница = 30 − 6 = 24; 1/5 от 35 = 7, разница = 35 − 7 = 28. Различные нормы процента: 4%, 5%, 6%, 7% всё время выражали бы здесь только 1/5, или 20%, всей прибыли. Итак, если нормы прибыли различны, то различные нормы процента могут выражать одну и ту же часть всей прибыли, или одну и ту же процентную долю всей прибыли. При таком постоянном отношении процента промышленная прибыль (разность между всей прибылью и процентом) была бы тем больше, чем выше общая норма прибыли, и обратно.

    При прочих равных условиях, т. е. если предположить более или менее постоянное отношение между процентом и всей прибылью, функционирующий капиталист будет в состоянии и согласится платить более высокий или низкий процент в прямой

    395

    зависимости от высоты нормы прибыли 61). Так как мы видели, что высота нормы прибыли находится в обратном отношении к развитию капиталистического производства, то отсюда следует, что более высокая или низкая ставка процента в стране находится в таком же обратном отношении к высоте промышленного развития, если только различие ставки процента действительно выражает различие норм прибыли. Позже мы увидим, что так бывает отнюдь не всегда. В этом смысле можно сказать, что процент регулируется прибылью, точнее — общей нормой прибыли. И этот способ его регулирования распространяется даже на его средний уровень.

    Во всяком случае среднюю норму прибыли следует рассматривать как конечный максимальный предел процента.

    То обстоятельство, что процент следует ставить в соотношение со средней прибылью, мы сейчас рассмотрим подробнее. Когда приходится делить целое данной величины, например прибыль, между двумя лицами, то, конечно, дело зависит прежде всего от величины того целого, которое подлежит разделу, а она, величина прибыли, определяется средней нормой прибыли. Предположим, что дана общая норма прибыли, следовательно, величина прибыли на капитал данной величины, скажем, на 100; тогда изменения процента будут, очевидно, находиться в обратном отношении к изменениям той части прибыли, которая остаётся в руках функционирующего капиталиста, но работающего со взятым в ссуду капиталом. А обстоятельства, определяющие величину подлежащей распределению прибыли, — новой стоимости, созданной неоплаченным трудом, — весьма отличны от тех, которыми определяется её распределение между двумя этими родами капиталистов, и часто действуют в совершенно противоположном направлении 62).

    Если мы рассмотрим те циклы оборотов, в которых движется современная промышленность, — состояние покоя, возрастающее оживление, процветание, перепроизводство, крах, стагнация, состояние покоя и т. д., циклы, дальнейший анализ которых выходит за пределы нашего исследования, — то мы увидим, что низкая ставка процента в большинстве случаев соответствует периодам процветания или сверхприбыли, повышение

    61) «Естественная норма процента определяется прибылью отдельных предприятий» (Massie, цит. соч., стр. 51).

    62) В рукописи здесь находится следующая пометка: «В ходе изложения настоящей главы выясняется, что будет всё же лучше, прежде чем исследовать законы распределения прибыли, сначала показать, каким образом количественное деление становится качественным. Чтобы перейти к этому от изложения предыдущей главы, не требуется ничего иного, как представить процент сначала в виде некоторой части прибыли, не определяя этой части точнее». [Ф. Э.]

    396

    процента — переходу от процветания к следующей фазе цикла, а максимум процента, достигающий самых крайних ростовщических размеров, соответствует кризису 63). С лета 1843 г. определённо наступило процветание; ставка процента, ещё весною 1842 г. достигавшая 41/2%, весною и летом 1843 г. упала до 2% 64), а в сентябре даже до 11/2% (Gilbart, цит. соч., I, стр. 166); впоследствии, во время кризиса 1847 г., она поднималась до 8% и выше.

    Конечно, с другой стороны, низкий процент может совпасть с застоем, а умеренно повышающийся процент — с возрастающим оживлением.

    Наибольшей высоты ставка процента достигает во время кризисов, когда, чего бы это ни стоило, приходится брать взаймы для производства платежей. В то же время, — так как повышению процента соответствует понижение курса ценных бумаг, — это даёт людям со свободным денежным капиталом превосходный случай приобрести за бесценок такие процентные бумаги, которые при нормальном ходе дел должны снова достигнуть по меньшей мере своей средней цены, как только ставка процента снова понизится 65).

    Но существует тенденция к понижению ставки процента, совершенно независимо от колебаний нормы прибыли. И главные причины тому двоякого рода:

    I. «Даже если предположить, что капитал никогда не берут взаймы иначе, как для производительного применения, то всё же возможно, что ставка процента изменяется без какого-либо изменения нормы валовой прибыли. Ибо по мере того как нация подвигается вперёд по пути богатства, возникает и всё больше возрастает класс людей, которые благодаря трудам своих предков обладают такими фондами, на одни лишь проценты с которых они могут жить. Точно так же многие из тех, кто в юности и в зрелом возрасте был активно занят предпринимательской деятельностью, отходят от дел, чтобы на старости лет спокойно жить на проценты с тех сумм, которые они сами накопили. Оба эти класса имеют тенденцию увеличиваться с ростом богатства страны, потому что те, кто начинает дело с более

    63) «В первый период, следующий непосредственно после периода угнетения, денег достаточно, спекуляции нет; во второй период денег достаточно, и спекуляция процветает; в третий период спекуляция начинает ослабевать, и люди ищут деньги; в четвёртый период деньги редки, и наступает угнетение» (Gilbart. «A Practical Treatise on Banking». 5nd ed., vol. 1, London, 1849, p. 149).

    64) Тук объясняет это «накоплением дополнительного капитала, необходимо сопровождающим недостаток выгодного применения его в прежние годы, высвобождением денежных запасов и возрождением надежд на процветание торговли» («History of Prices from 1839 to 1847». London, 1848, p. 54).

    65) «Один банкир отказался дать своему старому клиенту ссуду под залог ценных бумаг стоимостью в 200 000 фунтов стерлингов. Когда этот клиент намеревался уже уйти и заявить о прекращении платежей, банкир сказал ему, что он может этого не делать при том условии, если продаст банкиру свои бумаги за 150 000 фунтов стерлингов» ([H. Roy.] «Theory of the Exchanges. The Bank Charter Act of 1844». London, 1864, р. 80).

    397

    или менее значительным капиталом, имеют шансы раньше сколотить себе состояние, чем те, кто начинает дело с небольшим капиталом. Поэтому в старых и богатых странах отношение той части национального капитала, собственники которой не хотят применять его сами, ко всему производительному капиталу общества выше, чем то же отношение во вновь осваиваемых и бедных странах. Как многочислен класс рантье в Англии! По мере роста класса рантье растёт также и класс людей, ссужающих капитал, ибо это одни и те же люди» (Ramsay. «An Essay on the Distribution of Wealth» [Edinburgh, 1836], p. 201–202).

    II. Давление на ставку процента должны также оказывать развитие системы кредита, постоянно возрастающая вместе с нею возможность для промышленников и купцов распоряжаться при посредстве банкиров всеми денежными сбережениями всех классов общества и прогрессирующая концентрация этих сбережений в таких размерах, при которых они могут действовать как денежный капитал. Подробнее об этом позже.

    Относительно определения нормы процента Рамсей говорит, что она

    «зависит частью от нормы валовой прибыли, частью от той пропорции, в какой эта последняя распадается на проценты и предпринимательскую прибыль (profits of enterprise). Эта пропорция зависит от конкуренции между ссужающими и заёмщиками капитала; эта конкуренция находится под влиянием предполагаемой нормы валовой прибыли, однако регулируется не только ею 66). Конкуренция потому не регулируется исключительно предполагаемой нормой валовой прибыли, что, с одной стороны, многие берут взаймы, не имея в виду производительного применения, а с другой стороны, та доля всего национального капитала, которая отдаётся взаймы, изменяется с богатством страны независимо от какого бы то ни было изменения валовой прибыли» (Ramsay, там же, стр. 206–207).

    Чтобы найти среднюю норму процента, необходимо 1) высчитать среднюю ставку процента по её изменениям во время крупных промышленных циклов и 2) высчитать ставку процента в таких областях вложения, где капитал ссужается на сравнительно продолжительное время.

    Средняя норма процента, господствующая в данной стране, в отличие от постоянно колеблющихся рыночных ставок, не может быть определена никаким законом. В этой области не существует никакой естественной нормы процента в том смысле, в каком экономисты говорят об естественной норме прибыли и естественной норме заработной платы. Уже Масси вполне правильно замечает по этому поводу:

    «Единственное, в чём можно сомневаться в данном случае, — это вопрос — какая часть этой прибыли принадлежит по праву заёмщику

    66) Так как ставка процента в общем определяется средней нормой прибыли, то очень часто с низкой ставкой процента могут быть связаны чрезвычайные спекулятивные махинации, как, например, железнодорожные спекуляции летом 1844 года. Учётная ставка Английского банка была повышена до 3% лишь 16 октября 1844 года.

    398

    и какая заимодавцу? Определить это вообще могут только те, которые берут ссуды, и те, которые дают их. Ибо определение того, что здесь правильно и что неправильно, является лишь результатом соглашения между людьми» (Massi, цит. соч., стр. 49).

    Равенство спроса и предложения — причём средняя норма прибыли предполагается данной — здесь вовсе ничего не значит. В тех случаях, когда вообще прибегают к этой формуле (и в таком случае это правильно и практически), она служит формулой для нахождения основного правила, независимого от конкуренции и, напротив, определяющего её (формулой для нахождения регулирующих пределов или предельных величин); она служит формулой для тех, кто захвачен практикой конкуренции, её проявлениями и возникающими отсюда представлениями; формулой, которая помогает прийти хотя бы опять-таки к поверхностному представлению о проявляющейся в конкуренции внутренней связи экономических отношений. Это — способ для того, чтобы от изменений, сопровождающих конкуренцию, прийти к пределам этих изменений. Но он неприложим к средней ставке процента. Нет решительно никакого основания, почему средние условия конкуренции, равновесие между ссужающими и заёмщиками должны были бы давать для ссужающего ставку процента в 3%, 4%, 5% и т. д. на его капитал или же определённую часть, 20% или 50% валовой прибыли. В тех случаях, когда здесь решающую роль играет конкуренция как таковая, определение само по себе является случайным, чисто эмпирическим, и надо быть педантом или фантазёром, чтобы пытаться представить эту случайность как нечто необходимое 67) В парламентских отчётах 1857 и 1858 гг. относительно законодательства о банках и о торговом кризисе нет ничего забавнее бесконечной болтовни директоров Английского

    67) Так, например, Дж. Опдайк в работе «A Treatise on Political Economy». New York, 1851 делает в высшем степени неудачную попытку объяснить всеобщность ставки процента в 5% действием вечных законов. Несравненно наивнее рассуждает Карл Арнд в работе «Die Naturgemasse Volkswirthschaft, gegenüber dem Monopoliengeiste und dem Communismus etc.». Hanau, 1845. Здесь можно прочесть следующее: «В ходе естественного созидания материальных благ наблюдается только одно явление, которое — во вполне цивилизованных странах — до известной степени как бы призвано регулировать ставку процента: это — то отношение, в котором масса древесины европейских лесов увеличивается вследствие ежегодного прироста. Прирост этот происходит совершенно независимо от их меновой стоимости» (сколь комично говорить о деревьях, что они регулируют свой прирост независимо от их меновой стоимости!) «в пропорции от 3 до 4 на сотню. Поэтому» (т. е. потому, что, сколько бы меновая стоимость деревьев ни зависела от их прироста, прирост этот происходит независимо от их меновой стоимости!) «нельзя ожидать падения ставки процента ниже того уровня, на котором она находится ныне в самых богатых деньгами странах» (стр. 124–125). Это заслуживает названия: «ставка процента, вырастающая в лесу», а её изобретатель как «философ собачьего налога» 96 снискал себе благодаря этому произведению новые заслуги перед «нашей наукой».

    399

    банка, лондонских банкиров, провинциальных банкиров и профессиональных теоретиков о «real rate produced» *, причём они не идут дальше общих мест, вроде того, что «цена, уплачиваемая за капитал, который даётся в ссуду, должна изменяться с изменением предложения этого капитала», или, что «высокая норма процента и низкая норма прибыли не могут существовать рядом в течение продолжительного времени» и т. п. плоских мест 68). Привычка, узаконенная традиция, совершенно так же, как и сама конкуренция, влияют на определение средней ставки процента, поскольку она существует не только как среднее число, но и как фактическая величина. Уже во многих юридических тяжбах, при решении которых приходится иметь дело с вычислением процентов, приходится принимать среднюю ставку процента в качестве узаконенной. Но если спросить, почему границы средней ставки процента не могут быть выведены из общих законов, то ответ найдём просто в природе процента. Процент есть только часть средней прибыли. Один и тот же капитал выступает в двояком определении: как ссудный капитал — в руках кредитора, как промышленный или торговый капитал — в руках функционирующего капиталиста. Но функционирует он лишь один раз и сам производит прибыль лишь один раз. В самом процессе производства характер капитала, как капитала ссудного, не играет никакой роли. Что оба лица делят между собой ту прибыль, на которую они имеют притязания, это само по себе такой же чисто эмпирический, относящийся к царству случайностей факт, как процентное распределение общей прибыли какой-нибудь компании между различными её пайщиками. При делении произведённой стоимости на прибавочную стоимость и заработную плату, на котором существенно основывается определение нормы прибыли, определяющее влияние оказывают два совершенно различных элемента: рабочая сила и капитал; прибавочная стоимость и заработная плата — функции двух независимых переменных, которые взаимно ограничивают друг друга; и из их качественного различия происходит количественное деление произведённой стоимости. Мы увидим позже, что то же самое происходит при делении прибавочной стоимости на ренту и прибыль. По отношению к проценту

    * — «реально произведённой норме». Ред.

    68) Английский банк повышает и понижает свою учётную ставку, смотря по тому, приливает или отливает золото, хотя, конечно, им всегда принимается во внимание ставка, господствующая на свободном рынке. «Благодаря этому игра на учётную ставку в ожидании её изменений сделалась теперь одним из главных занятий крупных капиталистов денежного центра», — т. е. лондонского денежного рынка ([H. Roy.] «The Theory of the Exchanges etc.», p. 113).

    400

    не происходит ничего подобного. Здесь качественное различие, наоборот, происходит, как мы сейчас увидим, из чисто количественного деления одной и той же части прибавочной стоимости.

    Из всего вышеизложенного следует, что нет никакой «естественной» нормы процента. Но если, с одной стороны, границы средней ставки процента, в противоположность общей норме прибыли, или границы средней нормы процента, в отличие от постоянно колеблющихся рыночных норм процента, не могут быть установлены каким-либо общим законом, — так как здесь речь идёт лишь о делении валовой прибыли под различными титулами между двумя владельцами капитала, — то, наоборот, ставка процента, как средняя, так и её рыночная величина, в каждом конкретном случае выступает в качестве равномерной, определённой и осязательной величины совершенно иначе, чем это имеет место при общей норме прибыли 69).

    Ставка процента относится к норме прибыли так же, как рыночная цена товара к его стоимости. Поскольку ставка процента определяется нормой прибыли, она всегда определяется общей нормой прибыли, а не частными нормами прибыли, которые могут господствовать в отдельных отраслях промышленности, и тем более не добавочной прибылью, которую отдельный капиталист может получить в какой-нибудь особой сфере предпринимательства 70). Поэтому общая норма прибыли в действительности проявляется как эмпирический, данный факт в средней ставке процента, хотя последняя не представляет собой чистого или достаточно надёжного выражения первой.

    69) «Цена товаров колеблется постоянно; все они предназначены для различного рода потребления; деньги же служат для всякой цели. Товары, даже одного и того же рода, различаются по качеству; наличные деньги обладают всегда одинаковой стоимостью или должны обладать таковой. Отсюда следует, что цена денег, обозначаемая словом «процент», обладает бо́льшим постоянством и равномерностью, чем цена всякого другого предмета» (J. Steuart. «Recherche des principes de l'économie politique». Paris, 1789, IV, p. 27).

    70) «Однако это правило деления прибыли применимо не к каждому отдельному заимодавцу и заёмщику, а только к заимодавцам и заёмщикам вообще… Исключительно большие и исключительно малые прибыли являются соответственно наградой за предприимчивость и расплатой за непредусмотрительность, до которых заимодавцам нет решительно никакого дела; ибо подобно тому как эти последние не несут убытка от указанной непредусмотрительности, так они не должны пользоваться выгодой и от указанной предприимчивости. И то, что здесь сказано об отдельных людях в одной и той же отрасли торговли или промышленности, верно и в применении к отдельным отраслям торговли или промышленности. Если купцы и промышленники, занятые в какой-либо отрасли промышленности, получают при помощи взятого в ссуду капитала больше, чем обычную прибыль, которую производят другие купцы и промышленники в той же самой стране, то экстраординарная прибыль принадлежит им, хотя бы для получения её требовались лишь обычная предприимчивость и предусмотрительность, а не принадлежит заимодавцам, ссудившим деньги… заимодавцы не ссудили бы своих денег какому-нибудь промышленному или торговому предприятию на более льготных условиях, чем обычная норма процента, поэтому они не должны получать больше этого, какова бы ни была прибыль, полученная при помощи их денег» (Massie, цит. соч., стр. 50, 51).

    401

    Правда, ставка процента сама постоянно меняется в зависимости от рода обеспечения, представляемого различными категориями заёмщиков, и от продолжительности займа; но для каждой такой категории она едина во всякий данный момент. Следовательно, это различие не нарушает характера постоянства и единообразия ставки процента 71).

    Средняя ставка процента является в каждой стране для более или менее продолжительных периодов постоянной величиной, так как общая норма прибыли, несмотря на постоянное изменение отдельных норм прибыли, изменяется лишь в сравнительно продолжительные периоды времени, причём изменение в одной сфере уравновешивается противоположным изменением в другой. И относительное постоянство общей нормы прибыли проявляется как раз в этом более или менее постоянном характере средней ставки процента (average rate or common rate of interest).

    Что касается постоянно колеблющейся рыночной ставки процента, то для каждого момента она, подобно рыночной цене товаров, является определённой величиной, потому что на денежном рынке весь ссудный капитал постоянно противостоит функционирующему капиталу как единая масса, и, следовательно, отношение между предложением ссудного капитала, с одной стороны, и спросом на него, с другой, всякий раз определяет рыночный уровень процента. Это происходит в тем большей мере, чем более развитие кредитного дела и связанная с ним концентрация его придают ссудному капиталу всеобщий общественный характер и сразу, одновременно выбрасывают его на денежный рынок. Напротив, общая норма прибыли всегда существует лишь как тенденция, как движение к выравниванию отдельных норм прибыли. Конкуренция капиталистов, — которая как раз и является этим движением к выравниванию, — заключается здесь в том, что она постепенно отвлекает капитал от тех сфер, в которых прибыль долгое время

    71)

    Учётная ставка банка.................... 5%     
    Рыночная учётная ставка для двухмесячных векселей.................... 45/8%
    Рыночная учётная ставка для трёхмесячных векселей.................... 3½%
    Рыночная учётная ставка для шестимесячных векселей.................... 35/16%
    Ссуды вексельным маклерам на день.................... 1–2%
    Ссуды вексельным маклерам на неделю.................... 3%
    Последний учётный процент по двухнедельным займам биржевым маклерам.......... 4¾–5%
    Проценты по вкладам (банки).................... 3½%
    Проценты по вкладам (учётные дома)).................... 3–3¼%

    Как велика может быть эта разница на протяжении одного и того же дня, показывают вышеприведённые ставки процента на лондонском денежном рынке 9 декабря 1889 г., взятые из статьи в «Daily News» 97 от 10 декабря о положении в Сити. Минимум равняется 1%, максимум 5%. [Ф. Э.]

    402

    стоит ниже среднего уровня, и так же постепенно привлекает его к тем сферам, в которых она превышает средний уровень; или также в том, что дополнительный капитал мало-помалу в различных пропорциях распределяется между этими сферами. По отношению к этим различным сферам это — постоянные колебания прилива и отлива капитала, а отнюдь не одновременное действие всей массы капитала, как при определении ставки процента.

    Мы видели, что капитал, приносящий проценты, хотя и является абсолютно отличной от товара категорией, становится товаром sui generis * и поэтому процент становится его ценой, которая, подобно рыночной цене обычных товаров, каждый раз фиксируется спросом и предложением. Поэтому рыночная процентная ставка, хотя она постоянно колеблется, является в каждый данный момент настолько же определённой и единой, как рыночная цена товара в каждом конкретном случае. Денежные капиталисты доставляют этот товар, а функционирующие капиталисты покупают его, создают спрос на него. При выравнивании прибыли в общую норму прибыли этого не бывает. Если цены товаров в какой-нибудь сфере стоят выше или ниже цены производства (причём оставляются в стороне колебания, свойственные каждому роду коммерческой деятельности и связанные с различными фазами промышленного цикла), то выравнивание совершается посредством расширения или сокращения производства, т. е. посредством увеличения или уменьшения товарных масс, выбрасываемых на рынок промышленным капиталом благодаря приливу и отливу капитала в отдельных сферах производства. Достигаемое таким образом выравнивание средних рыночных цен товаров в цены производства вносит коррективы в отклонения отдельных норм прибыли от общей или средней нормы прибыли. Этот процесс никогда не носит и никогда не может носить такого характера, чтобы промышленный или торговый капитал как таковой являлся, подобно капиталу, приносящему проценты, товаром по отношению к покупателю. Поскольку этот процесс проявляется, он проявляется лишь в колебаниях и выравнивании рыночных цен товаров по ценам производства, а не как непосредственное установление средней прибыли. В действительности, общая норма прибыли определяется 1) прибавочной стоимостью, которую производит совокупный капитал, 2) отношением этой прибавочной стоимости к стоимости совокупного капитала и 3) конкуренцией, но лишь постольку, поскольку она есть движение, посредством

    * — особого рода. Ред.

    403

    которого капиталы, вложенные в отдельные сферы производства, стремятся извлечь из этой прибавочной стоимости по сравнению с величиной этих капиталов относительно одинаковые дивиденды. Таким образом, общая норма прибыли действительно определяется совершенно иными и более сложными причинами, чем рыночная ставка процента, прямо и непосредственно определяемая отношением между спросом и предложением, и потому не является очевидным и непосредственно данным фактом, как ставка процента. Особые нормы прибыли в различных сферах производства сами более или менее неопределённы; но, поскольку они проявляются, проявляется не единообразие их, а различие. Общая же норма прибыли сама выступает лишь в качестве минимального предела прибыли, а не как эмпирическая, непосредственно воспринимаемая форма действительной нормы прибыли.

    Отмечая это различие между ставкой процента и нормой прибыли, мы ещё оставляем в стороне следующие два обстоятельства, способствующие упрочению ставки процента: 1) что исторически уже до этого существовал капитал, приносящий проценты, и была налицо традиционная общая ставка процента; 2) что мировой рынок, независимо от условий производства данной страны, оказывает гораздо большее непосредственное влияние на установление ставки процента, чем то влияние, которое он оказывает на норму прибыли.

    Средняя прибыль выступает не как непосредственно данный факт, а как конечный результат выравнивания противоположных колебаний, который можно установить лишь при помощи исследования. Иначе обстоит дело со ставкой процента. При своей общепризнанности, по крайней мере в пределах известной местности, ставка процента является ежедневно фиксируемым фактом, таким фактом, который даже служит промышленному и торговому капиталу в их операциях предпосылкой и специальной статьёй при калькуляции. Она становится общей способностью всякой денежной суммы, равной 100 ф. ст., принести 2, 3, 4, 5 фунтов стерлингов. Метеорологические бюллетени отмечают положение барометра не с большей точностью, чем биржевые бюллетени — уровень ставки процента не для того или иного капитала, а для каждого находящегося на денежном рынке капитала, т. е. вообще для ссудного капитала.

    На денежном рынке противостоят друг другу лишь кредитор и заёмщик. Товар имеет одну и ту же форму — форму денег. Здесь стёрты все особые формы капитала, которые капитал принимает в зависимости от того, в какую особую сферу

    404

    производства или обращения он вложен. Капитал существует здесь в лишённой различий, равной себе самой форме самостоятельной стоимости, в форме денег. Здесь уже нет более места конкуренции между различными сферами; все они вместе выступают как заёмщики денег, и капитал противостоит им всем тоже в такой форме, в которой он ещё безразличен к определённому роду и способу своего применения. Если промышленный капитал только в движении и конкуренции между отдельными сферами проявляет себя как общий капитал всего класса, то здесь капитал всей своей массой действительно выступает как общий капитал всего класса в спросе и предложении капитала. С другой стороны, денежный капитал на денежном рынке действительно обладает такой формой, в которой он, как общий элемент, безразличный к особому способу его применения, распределяется между различными сферами, среди класса капиталистов, соответственно потребностям производства каждой отдельной сферы. К тому же с развитием крупной промышленности денежный капитал, поскольку он появляется на рынке, всё в большей мере представлен не отдельным капиталистом, собственником той или иной частицы находящегося на рынке капитала, а выступает как концентрированная, организованная масса, которая совершенно иначе, чем реальное производство, стоит под контролем банкиров, являющихся представителями общественного капитала. Таким образом, поскольку дело касается формы спроса, ссудному капиталу противостоит класс в его целом; что же касается предложения, то он сам выступает en masse * как ссудный капитал.

    Таковы некоторые из тех причин, в силу которых общая норма прибыли кажется расплывающимся миражем по сравнению с определённой ставкой процента, величина которой, правда, колеблется, однако, поскольку она колеблется одинаково для всех заёмщиков, то она всегда противостоит им как фиксированная данная величина. Подобно тому как изменение стоимости денег не препятствует им иметь по отношению ко всем товарам одинаковую стоимость; подобно тому как ежедневные колебания рыночных цен товаров не мешают ежедневной котировке этих товаров, так и колебания их процентной ставки не мешают столь же регулярно отмечать её в котировках в качестве «цены денег». Это происходит потому, что сам капитал здесь в качестве товара предлагается в денежной форме; поэтому фиксация его цены, как и у всех других товаров, есть фиксация его рыночной цены; поэтому ставка процента всегда

    * — во всей своей массе. Ред.

    405

    является общей ставкой процента, количественно определённой, как такое-то количество денег за такое-то количество денег. Напротив, норма прибыли даже в пределах одной и той же сферы при одинаковых рыночных ценах товаров может быть различна в зависимости от различия условий, при которых одни и те же товары производятся отдельными капиталами, потому что норма прибыли отдельного капитала определяется не рыночной ценой товара, а разницей между рыночной ценой и издержками производства. И эти различные нормы прибыли могут выравниваться сначала в пределах одной и той же сферы производства, а затем между различными сферами лишь посредством постоянных колебаний.




    (Заметка для позднейшей разработки.) Особая форма кредита: Известно, что если деньги функционируют как средство платежа, а не как покупательное средство, то товар отчуждается, но его стоимость реализуется лишь впоследствии. Если платёж совершается уже после того, как товар снова продан, то эта продажа является не следствием купли, а, напротив, купля реализуется продажей. Или продажа становится средством купли. Во-вторых: долговые обязательства, векселя и т. д. становятся для кредиторов средствами платежа. В-третьих, компенсация долговых обязательств заменяет деньги.



    comm.voroh.com