Проект
Коммунизм - будущее человечества



Разделы

  • Книги
  • Публицистика
  • Фотоальбом
  • Тексты песен
  • Гостевая книга
  • К. МАРКС "Капитал. Критика политической экономии"


    К. МАРКС "Капитал.
    Критика политической экономии"
  • КНИГА ТРЕТЬЯ. ПРОЦЕСС КАПИТАЛИСТИЧЕСКОГО ПРОИЗВОДСТВА, ВЗЯТЫЙ В ЦЕЛОМ.
  • ЧАСТЬ ВТОРАЯ
  • ОТДЕЛ ШЕСТОЙ. ПРЕВРАЩЕНИЕ ДОБАВОЧНОЙ ПРИБЫЛИ В ЗЕМЕЛЬНУЮ РЕНТУ.
  • Глава 37. Вводные замечания
  • Глава 38. Дифференциальная рента. Общие замечания
  • Глава 39. Первая форма дифференциальной ренты (дифференциальная рента I)
  • Глава 40. Вторая форма дифференциальной ренты (дифференциальная рента II). Общие замечания
  • Глава 41. Дифференциальная рента II. — Первый случай: постоянная цена производства
  • Глава 42. Дифференциальная рента II. — Второй случай: понижающаяся цена производства
  • Глава 43. Дифференциальная рента II. — Третий случай: повышающаяся цена производства. Выводы
  • Глава 44. Дифференциальная рента также и с наихудшей из возделываемых земель
  • Глава 45. Абсолютная земельная рента
  • Глава 46. Рента за строительные участки. Рента с рудников. Цена земли
  • Глава 47. Генезис капиталистической земельной ренты
  • К. МАРКС "Капитал. Критика политической экономии"

    ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ДЕВЯТАЯ

    ПЕРВАЯ ФОРМА ДИФФЕРЕНЦИАЛЬНОЙ РЕНТЫ (ДИФФЕРЕНЦИАЛЬНАЯ РЕНТА I)


    Рикардо вполне прав, высказывая следующее положение:

    «Ренту» (то есть дифференциальную ренту; он предполагает, что вообще не существует какой-либо иной ренты, кроме дифференциальной) «всегда составляет разница продукции, полученной при затрате двух одинаковых количеств капитала и труда» («On the Principles of Political Economy, and Taxation». London, 1821, p. 59).

    Он должен был бы сказать ещё: «на одинаковых по величине земельных участках», поскольку речь идёт о земельной ренте, а не о добавочной прибыли вообще.

    Иными словами: добавочная прибыль, если она создаётся нормально, а не благодаря случайным обстоятельствам процесса обращения, всегда производится как разность между продуктом двух одинаковых количеств капитала и труда, и эта добавочная прибыль превращается в земельную ренту, если одинаковые количества капитала и труда заняты на одинаковых по величине земельных участках и дают неодинаковые результаты. Впрочем, нет безусловной необходимости в том, чтобы эта добавочная прибыль получалась от неодинаковых результатов одинаковых количеств занятого капитала. В различных предприятиях могут быть заняты и различной величины капиталы; в большинстве случаев так и бывает; но одинаковые пропорциональные части, например 100 ф. ст. каждого капитала, дают неодинаковые результаты, то есть норма прибыли различна. Это — общая предпосылка существования добавочной прибыли в любой отрасли приложения капитала вообще. Другое дело превращение этой добавочной прибыли в форму земельной ренты (вообще ренты как формы, отличной от прибыли); необходимо поэтому исследовать, когда, как и при каких обстоятельствах происходит это превращение.

    Далее, Рикардо прав, высказывая следующее положение, поскольку оно ограничивается дифференциальной рентой:

    707

    «Всё, что уменьшает разницу в продукте, полученном с той же или с новой земли, имеет тенденцию уменьшить ренту; а всё, что увеличивает эту разницу, необходимо производит противоположное действие и имеет тенденцию её увеличить» (там же, стр. 74).

    К числу этих причин относятся, однако, не только общие (плодородие и местоположение), но и 1) распределение налогов, смотря по тому, влияет ли оно равномерно или нет; последнее всегда имеет место, когда налоги не централизованы, как, например, в Англии, и когда налог взимается не с ренты, а с земли; 2) различия, вытекающие из неодинакового развития земледелия в различных районах страны, ибо эта отрасль производства, благодаря своему традиционному характеру, труднее нивелируется, чем промышленность, и 3) неравномерное распределение капитала между арендаторами. Так как проникновение капиталистического способа производства в земледелие, превращение крестьянина из самостоятельного хозяина в наёмного рабочего, является в действительности последним завоеванием этого способа производства вообще, то эти различия здесь более значительны, чем в какой-либо другой отрасли производства.

    После этих предварительных замечаний я хочу в кратких чертах выяснить особенности моего понимания вопроса в отличие от Рикардо и др.




    Мы рассмотрим сначала неодинаковые результаты одинаковых количеств капитала, применённых на различных земельных участках одинаковой величины, или на земельных участках неодинаковой величины, результаты, исчисленные по отношению к одинаковой земельной площади.

    Две независимые от капитала общие причины этой неодинаковости результатов суть: 1) Плодородие (в связи с этим вопросом следует выяснить, что́ вообще и какие различные моменты подразумеваются под естественным плодородием земель). 2) Местоположение земельных участков. Последнее обстоятельство является решающим для колоний и вообще для последовательности, в которой могут вводиться в обработку земельные участки один за другим. Далее ясно, что эти два различных основания дифференциальной ренты, плодородие и местоположение, могут действовать в противоположном направлении. Земельный участок может быть очень хорошо расположен и быть весьма малоплодородным, и наоборот. Это обстоятельство важно, ибо оно объясняет нам, почему при распашке земли в данной стране переход может совершаться точно так же от лучшей земли к худшей, как и наоборот. Наконец, ясно, что прогресс общественного производства вообще действует, с одной

    708

    стороны, нивелирующим образом на местоположение [земельных участков] как на основание дифференциальной ренты, создавая местные рынки, создавая местоположение благодаря проведению путей сообщения; а, с другой стороны, усиливает различия в местоположении земельных участков как вследствие отделения земледелия от промышленности, так и вследствие образования крупных центров производства наряду с обратной стороной этого явления: усилением относительной обособленности деревни [relative Vereinsamung des Landes].

    Но сначала мы оставим этот пункт, местоположение земельного участка, в стороне и рассмотрим лишь естественное плодородие. Помимо климатических и тому подобных моментов, различие в естественном плодородии обусловливается различием химического состава верхнего слоя почвы, то есть различным содержанием необходимых для растений питательных веществ. Однако два земельных участка с одинаковым химическим составом почвы и в этом смысле одинакового естественного плодородия могут быть различны по своему действительному, эффективному плодородию в зависимости от того, находятся ли эти питательные вещества в более или менее усвояемой форме, в зависимости от формы, которой определяется бо́льшая или меньшая непосредственная пригодность этих веществ для питания растений. Таким образом, отчасти от развития агрохимии, отчасти от развития механизации земледелия зависит, в какой степени на земельных участках одинакового естественного плодородия последнее может быть действительно использовано. Поэтому, хотя плодородие и является объективным свойством почвы, экономически оно всё же постоянно подразумевает известное отношение — отношение к данному уровню развития химических и механических средств агрикультуры, а потому и изменяется вместе с этим уровнем развития. Как при помощи химических средств (например, применением жидких удобрений на плотной глинистой почве или же посредством известкования тяжёлой глинистой почвы), так и при помощи механических средств (например, применением особых плугов для обработки тяжёлых почв) могут быть устранены препятствия, делавшие одинаково плодородные почвы фактически менее плодородными (сюда же относится и дренаж почвы). Это может изменить и самоё последовательность в обработке различных категорий почвы, как это наблюдалось, например, по отношению к лёгкой песчаной и тяжёлой глинистой почвам в один из периодов развития английского земледелия. Это опять-таки показывает, каким образом исторически — с прогрессом земледельческой культуры — переход может совершаться как от более плодородных

    709

    земель к менее плодородным, так и обратно. Одинаковые результаты могут быть достигнуты также посредством искусственно произведённых улучшений в составе почвы или просто благодаря изменениям в методах земледелия. Наконец, тот же результат может получиться вследствие изменения типа почвы в силу различных условий подпочвы, раз последняя также вовлекается в обработку и присоединяется к пахотному горизонту. Обусловливается это отчасти применением новых земледельческих методов (например, возделыванием кормовых трав), отчасти применением механических средств, при помощи которых подпочва превращается в верхний слой почвы, или смешиваясь с ним, или же подвергается рыхлению, не перемещаясь на поверхность.

    Все эти влияния на дифференциальное плодородие различных земель означают, что с точки зрения экономического плодородия степень производительности труда, в данном случае способность земледелия непосредственно использовать естественное плодородие почвы, — способность, которая различна на различных ступенях развития, — представляет собой такой же момент так называемого естественного плодородия почвы, как её химический состав и другие её природные свойства.

    Итак, мы предполагаем определённую ступень развития земледелия. Мы предполагаем далее, что последовательность, в которой различного рода земли располагаются по своему достоинству, сообразуется с этой ступенью развития, как это, несомненно, всегда имеет место по отношению к затратам капитала, производимым на различных землях в одно и то же время. В таком случае дифференциальная рента может быть представлена по восходящей или нисходящей линии, потому что хотя порядок перехода дан для всей совокупности действительно возделываемых земель, однако никогда не прекращалось последовательное движение, в котором данный порядок складывался.

    Представим четыре категории земли: A, B, C, D. Предположим далее, что цена квартера пшеницы = 3 ф. ст., или 60 шиллингам. Так как рента есть просто дифференциальная рента, то эта цена в 60 шилл. за квартер равняется на самой плохой почве цене производства [Produktionskosten] 182, то есть равняется [затраченному] капиталу плюс средняя прибыль.

    Пусть A будет этой самой плохой землёй, которая на 50 шилл. затрат даёт 1 квартер = 60 шилл., следовательно, прибыль составляет 10 шилл., или 20%.

    Пусть земля B при тех же затратах даёт 2 квартера = 120 шиллингам. Это дало бы 70 шилл. прибыли, или 60 шилл. добавочной прибыли.

    710

    Пусть земля C при тех же затратах даёт 3 квартера = 180 шиллингам; вся прибыль = 130 шиллингам. Добавочная прибыль = 120 шиллингам.

    Пусть земля D даёт 4 квартера = 240 шилл., добавочная прибыль = 180 шиллингам.

    В таком случае мы имели бы такую последовательность.

    Таблица I

    Категория земли Продукт Авансиро-
    ванный
    капитал
    Прибыль Рента
    квар-
    теры
    шил-
    линги
    квар-
    теры
    шил-
    линги
    квар-
    теры
    шил-
    линги
    A………… 60  50  1/6  10  —  — 
    B………… 120  50  11/6  70  60 
    C………… 180  50  21/6  130  120 
    D………… 240  50  31/6  190  180 
    Итого…… 10 
    кварт.
    600 
    шилл.
    —  —  — 
    кварт.
    360 
    шилл.

    Соответственно рента была бы для D = 190 шилл. − 10 шилл., или разности между D и A; для C = 130 шилл. − 10 шилл., или разности между C и A; для B = 70 шилл. − 10 шилл., или разности между B и A; а совокупная рента для B, C, D = 6 квартерам = 360 шилл., что равняется сумме разностей между D и A, C и A, B и A.

    Эта последовательность, представляющая данный продукт при данных условиях, может, если рассматривать дело абстрактно (а мы уже указали причины, по которым это может иметь место и в действительности), быть и по нисходящей линии (понижаясь от D к A, от плодородной земли ко всё менее и менее плодородной), и по восходящей линии (восходящей от A к D, от относительно неплодородной ко всё более плодородной земле) и, наконец, попеременно, то по нисходящей, то по восходящей линии, например, от D к C, от C к A, от A к B.

    Процесс, совершавшийся по нисходящей линии, был следующим: цена квартера постепенно повышается, скажем, с 15 до 60 шиллингов. Как только четырёх квартеров (под этим можно подразумевать и миллионы), произведённых на земле D, оказалось уже недостаточно, цена пшеницы стала подниматься до тех пор, пока земля C не получила возможности восполнить

    711

    недостаток предложения. То есть цена должна была подняться до 20 шилл. за квартер. Когда цена пшеницы поднялась до 30 шилл. за квартер, тогда в число обрабатываемых земель могла бы войти земля B, а поднимись она до 60 шилл., в число обрабатываемых земель могла бы войти и земля A, причём это не повело бы к тому, чтобы на затраченный для этого капитал пришлось довольствоваться нормой прибыли ниже 20%. Таким образом, для земли D образовалась бы рента сначала в 5 шилл. с квартера, что составило бы 20 шилл. на 4 квартера, которые эта земля производит; затем в 15 шилл. с квартера = 60 шилл., а затем в 45 шилл. с квартера = 180 шилл. за 4 квартера.

    Если норма прибыли с D первоначально также равнялась 20%, то и вся прибыль с 4 квартеров была лишь 10 шилл., что, однако, при цене хлеба в 15 шилл. представляло большее количество хлеба, чем при цене в 60 шиллингов. Но так как хлеб входит в воспроизводство рабочей силы и из каждого квартера одна часть должна возмещать заработную плату, а другая — постоянный капитал, то при этом предположении прибавочная стоимость была бы выше, а следовательно, при прочих равных условиях выше была бы и норма прибыли. (Вопрос о норме прибыли подлежит ещё особому и более детальному исследованию.)

    Если, напротив, последовательность была обратная, если процесс начинался с A, то при вводе в оборот новой пашни цена квартера сначала поднялась бы выше 60 шиллингов; но так как необходимое предложение в 2 квартера было бы предъявлено со стороны B, то цена опять понизилась бы до 60 шиллингов; хотя земля B и производит квартер за 30 шилл., всё же продаётся он за 60 шилл., так как его предложения хватило бы как раз только для того, чтобы покрыть спрос. Таким способом образовалась бы рента сначала в 60 шилл. для земли B и таким же путём для земель C и D при том же прежнем предположении, что хотя действительная стоимость, по которой оба они доставляют квартер пшеницы, равняется 20 и 15 шилл., рыночная цена всё же остаётся 60 шилл., так как предложение одного квартера, доставляемого землёй A, по-прежнему необходимо для удовлетворения всей потребности. В этом случае возрастание спроса сверх той величины потребности, которую сначала удовлетворяла земля A, затем земли A и B, могло бы повести не к последовательной обработке земель B, C и D, а к расширению площади обработки вообще, причём могло случиться, что более плодородные земли были бы введены в оборот лишь позднее.

    В первом случае [по нисходящей линии] с увеличением цены рента стала бы повышаться, а норма прибыли уменьшаться. Это уменьшение могло бы совсем или отчасти парализоваться

    712

    противодействующими обстоятельствами; на этом пункте нам позже придётся остановиться подробнее. Не следует забывать что общая норма прибыли не определяется прибавочной стоимостью во всех отраслях производства равномерно. Не земледельческая прибыль определяет промышленную, а наоборот. Но об этом дальше.

    Во втором случае [по восходящей линии] норма прибыли на затраченный капитал осталась бы прежняя; масса прибыли выразилась бы в меньшем количестве хлеба, но относительная цена последнего по сравнению с другими товарами повысилась бы. Но увеличение прибыли, когда оно происходит, попадает не в карманы арендаторов-предпринимателей и выступает не как увеличение прибыли, а в форме ренты обособляется от прибыли. Цена же хлеба при данном предположении осталась бы неизменной.

    Движение и рост дифференциальной ренты одинаковы как при неизменяющихся, так и при повышающихся ценах и как при непрерывном прогрессе от худших земель к лучшим, так и при непрерывном регрессе от лучших к худшим землям.

    До сих пор мы предполагали: 1) что цена при одной последовательности повышается, при другой — остаётся неизменной и 2) что постоянно совершается переход от лучших земель к худшим или обратно, от худших к лучшим.

    Но предположим, что потребность в хлебе увеличилась с первоначальных 10 до 17 квартеров; далее, что наихудшая земля A вытеснена другой землёй A, которая при цене производства в 60 шилл. (50 шилл. издержек + 10 шилл., составляющих 20% прибыли) даёт 11/3 квартера, так что цена производства 1 квартера = 45 шилл., или же предположим, что прежняя земля A улучшилась вследствие постоянной рациональной обработки, или что она при неизменности издержек стала производительнее обрабатываться, например, вследствие введения в севооборот клевера и т. д., так что при том же авансированном капитале продукт её увеличился до 11/3 квартера. Предположим далее, что земли B, C, D по-прежнему производят одно и то же количество продукта, но обработке подверглись новые земли A', стоящие по своему плодородию между A и B, и далее B' и B'', стоящие по своему плодородию между B и C; в этом случае имели бы место следующие явления:

    Во-первых: цена производства квартера пшеницы, или её регулирующая рыночная цена, упала бы с 60 до 45 шилл., или на 25%.

    Во-вторых: совершился бы одновременный переход от более плодородной земли к менее плодородной и от менее плодородной земли к более плодородной. Земля A' более плодородна, чем

    713

    земля A, но менее плодородна, чем обрабатывавшиеся до сих пор земли B, C, D; а земли B', В'' более плодородны, чем земли A, A' и B, но менее плодородны, чем земли C и D. Следовательно, переход от одной земли к другой совершался бы в перекрещивающихся направлениях; обработке стала бы подвергаться не абсолютно неплодородная земля по сравнению с A и т. д., а относительно неплодородная по сравнению с землями C и D, которые до сих пор были наиболее плодородными; с другой стороны, переход совершился бы не к абсолютно более плодородной земле, а к относительно более плодородной по сравнению с землями A, — или землями A и B, — которые до сих пор были наименее плодородными.

    В-третьих: произошло бы понижение ренты с земли B, а также с земель C и D; но общая сумма ренты, выраженная в хлебе, поднялась бы с 6 до 72/3 квартера; масса обрабатываемой и приносящей ренту земли увеличилась бы, а также увеличилась бы и масса продукта с 10 до 17 квартеров. Прибыль, хотя и осталась бы без перемены для земли A, однако выраженная в хлебе, она повысилась бы; возможно даже, что норма прибыли повысилась бы, так как повысилась бы относительная прибавочная стоимость. В этом случае вследствие удешевления жизненных средств уменьшилась бы заработная плата, следовательно, уменьшились бы расходы на переменный капитал, а потому и общие издержки. Вся сумма ренты, выраженная в деньгах, понизилась бы с 360 до 345 шиллингов.

    Представим эту новую последовательность перехода.

    Таблица II

    Категория земли Продукт Затрата
    капитала
    Прибыль Рента Цена
    производства
    за квартер
    квар-
    теры
    шил-
    линги
    квар-
    теры
    шил-
    линги
    квар-
    теры
    шил-
    линги
    A………… 11/3  60  50  2/9  10  —  —  45 шилл. 
    A'………… 12/3  75  50  5/9  25  1/3  15  36     »    
    B………… 2      90  50  8/9  40  2/3  30  30     »    
    B'………… 21/3  105  50  12/9  55  1      45  245/7 »    
    B''………… 22/3  120  50  15/9  70  11/3  60  22½  »    
    C………… 3      135  50  18/9  85  12/3  75  20    »    
    D………… 4      180  50  28/9  130  22/3  120  15    »    
    Итого…… 17      —  —  —  —  72/3  345  —     

    714

    Наконец, если бы по-прежнему продолжали возделываться только земли A, B, C, D, то их производительность возросла бы настолько, что земля A вместо 1 квартера давала бы 2, земля B вместо 2 квартеров — 4, земля C вместо 3 квартеров — 7 и земля D вместо 4 квартеров — 10, следовательно, если бы одни и те же причины различным образом повлияли бы на различного рода земли, то всё производство повысилось бы с 10 до 23 квартеров. Если предположить, что спрос вследствие прироста населения и понижения цены поглотил бы эти 23 квартера, получился бы следующий результат:

    Таблица III

    Категория земли Продукт Затрата
    капитала
    Цена
    производства
    квартера
    Прибыль Рента
    квар-
    теры
    шил-
    линги
    квар-
    теры
    шил-
    линги
    квар-
    теры
    шил-
    линги
    A………… 60  50  30     1/3  10 
    B………… 120  50  15     21/3  70  60 
    C………… 210  50  84/7  51/3  160  150 
    D………… 10  300  50  6     81/3  250  240 
    Итого…… 23  —  —  —  —  —  15  450 

    Цифры здесь, как и в остальных таблицах, произвольные, но предположения являются вполне рациональными.

    Первое и основное предположение заключается в том, что улучшение в земледелии оказывает неравномерное действие на различные категории земли и в этом случае больше влияет на лучшие земли C и D, чем на земли A и B. Опыт показал, что, как правило, так и происходит, хотя может иметь место и обратный случай. Если бы улучшение больше влияло на худшие земли, чем на лучшие, то рента, получаемая с последних, понизилась бы, вместо того чтобы повыситься. — Но одновременно с абсолютным ростом плодородия всех категорий земли в таблице III предполагается сравнительно более высокий рост плодородия лучших категорий земель C и D, а потому увеличение разницы в продукте при той же затрате капитала, а потому и увеличение дифференциальной ренты.

    Второе предположение заключается в том, что вместе с возрастанием всего продукта соответственно возрастает и общая потребность в нём. Во-первых, не следует представлять себе это

    715

    возрастание совершающимся внезапно; оно происходит постепенно до тех пор, пока не установится ряд III [таблица III]. Во-вторых, неверно, будто бы потребление необходимых жизненных средств не возрастает с их удешевлением. Отмена хлебных законов 183 в Англии (см. Ньюмен 184) доказала обратное, и противоположное представление возникло лишь вследствие того, что большие и внезапные различия в урожаях, объясняющиеся только метеорологическими причинами, вызывают то несоразмерное понижение, то несоразмерное повышение цен хлеба. Если в этом случае удешевление настолько внезапно и кратковременно, что не успевает оказать полного влияния на расширение потребления, то обратное явление наблюдается в том случае, когда удешевление вытекает из уменьшения самой регулирующей цены производства, следовательно, имеет длительный характер. В-третьих, часть хлеба может быть потреблена в виде водки или пива. А возрастающее потребление обоих этих продуктов отнюдь не ограничено узкими пределами. В-четвёртых, дело зависит отчасти от прироста населения, отчасти от того, что страна может быть экспортирующей хлеб, как Англия вплоть до середины XVIII века и позже, так что потребность регулируется границами не одного только национального потребления. Наконец, увеличение и удешевление производства пшеницы может иметь своим последствием то, что вместо ржи или овса основным средством питания массы народа сделается пшеница и уже вследствие одного этого рынок для неё возрастает подобно тому, как при уменьшении количества продукта и увеличении его цены может произойти обратное явление. — При этих предположениях, следовательно, и при взятых нами цифрах ряд III [таблица III] даёт тот результат, что цена понижается с 60 до 30 шилл. за квартер, то есть на 50%; производство по сравнению с рядом I [таблица I] возрастает с 10 до 23 квартеров, то есть на 130%; рента, получаемая с земли B, остаётся без изменения; рента с земли C увеличивается на 25%, а с земли D — на 331/3%; общая сумма ренты повышается с 18 до 22½ ф. ст., то есть на 25%.

    Сравним три таблицы (причём ряд I следует брать двояко: по восходящей линии от A к D и по нисходящей от D к A), которые можно рассматривать или как данные ступени, существующие при данном состоянии общества — например, рядом одна с другой в трёх различных странах, — или как ступени, следующие одна за другой в различные периоды развития одной и той же страны; из такого сравнения следует:

    1) Что ряд в своём законченном виде — каков бы ни был ход процесса его образования — всегда представляется по

    716

    нисходящей линии; ибо при рассмотрении ренты всегда исходят сначала от земли, приносящей максимум ренты, и лишь в конце переходят к той земле, которая не приносит ренты.

    2) Цена производства на наихудшей земле, не приносящей ренты, всегда является регулирующей рыночной ценой, хотя последняя в таблице I, отражающей восходящую линию, только потому остаётся неизменной, что в обработку вовлекается всё время лучшая земля. В этом случае цена хлеба, произведённого на лучшей земле, становится регулирующей постольку, поскольку от количества продукта, произведённого на ней, зависит, в какой мере земля A остаётся регулирующей. Если бы производство на землях B, C, D превысило потребность, то земля A перестала бы играть регулирующую роль. Это и имел в виду Шторх, когда он признал лучшие земли регулирующими 185. В этом смысле английские цены хлеба регулируются американскими.

    3) Дифференциальная рента происходит из различия в естественном плодородии почвы (здесь ещё не принимается в расчёт местоположение земельного участка), данного для каждой данной ступени развития земледелия, следовательно, из ограниченности размера лучших земель и из того обстоятельства, что одинаковые капиталы приходится затрачивать на обработку неодинаковых земель, которые, следовательно, при затрате одинакового капитала дают неодинаковое количество продукта.

    4) Дифференциальная рента и градация дифференциальной ренты могут возникать как по нисходящей линии вследствие перехода от лучшей земли к худшей, так и, наоборот, по восходящей линии вследствие перехода от худшей к лучшей, а также в меняющихся, перекрещивающихся направлениях. (Ряд I может образоваться посредством перехода как от D к A, так и от A к D. Ряд II [таблица II] охватывает оба рода движения.)

    5) В зависимости от различных способов её образования дифференциальная рента может возникать при постоянной, повышающейся и понижающейся цене земледельческого продукта. При понижающейся цене общее производство и общая сумма ренты могут повыситься, и на земельных участках, не приносивших до сих пор ренты, последняя может образоваться несмотря на то, что худшая земля A вытеснена лучшей или сама улучшилась и что рента с других лучших и даже наилучших категорий земли понижается (таблица II); этот процесс может быть также связан с понижением общей суммы ренты (выраженной в деньгах). Наконец, при понижении цен, обусловленном общим таким повышением культуры земледелия, когда количество и цена продукта с наихудшей земли

    717

    уменьшаются, рента с части лучших земель может остаться без изменений или уменьшиться, тогда как рента с наилучших земель может возрасти. Как бы то ни было, если разность масс продукта дана, дифференциальная рента со всякой земли, по сравнению с наихудшей землёй, зависит от цены, например, квартера пшеницы. Но если дана цена, дифференциальная рента зависит от величины разности между массами продукта, и если при повышении абсолютного плодородия всей земли плодородие лучших видов её повышается сравнительно больше, чем плодородие худших, то вместе с этим возрастает и величина этой разности. Так (таблица I), при цене в 60 шилл. рента с земли D определяется разницей в продукте по сравнению с продуктом земли A, то есть избытком в 3 квартера; поэтому рента = 3 × 60 = 180 шиллингам. Но в таблице III, где цена = 30 шилл., она определяется избытком продукта с земли D по сравнению с продуктом земли A, который равен 8 квартерам, что уже составляет ренту в 8 × 30 = 240 шиллингам.

    Таким образом, отпадает та первая неверная предпосылка дифференциальной ренты, которая ещё господствует у Уэста, Мальтуса, Рикардо, именно, что дифференциальная рента необходимо предполагает переход ко всё худшей и худшей земле, или же постоянно уменьшающуюся производительность земледелия 186. Дифференциальная рента, как мы видели, может иметь место при переходе ко всё лучшей и лучшей земле; дифференциальная рента может иметь место, если низшую ступень занимает лучшая земля вместо прежней худшей; она может быть связана с растущим прогрессом земледелия. Её условием является исключительно неравенство категорий земли. Поскольку дело касается развития производительности, — постольку дифференциальная рента предполагает, что повышение абсолютного плодородия всей сельскохозяйственной площади не уничтожает этого неравенства, а либо усиливает его, либо оставляет неизменным, либо же только уменьшает. С начала и до середины XVIII века в Англии, несмотря на понижающуюся цену золота и серебра, происходило непрерывное падение цен хлеба одновременно (если рассматривать весь период) с ростом ренты, общей суммы ренты, размера обрабатываемой земельной площади, земледельческого производства и населения. Это соответствует таблице I, комбинированной с таблицей II по восходящей линии, но таким образом, что худшая земля A или подвергается улучшению или исключается из числа земель, находящихся под зерновыми культурами; это, конечно, не означает, что она не используется для других сельскохозяйственных или промышленных целей.

    718

    С начала XIX века (следует точнее обозначить время) до 1815 г. имело место непрерывное повышение хлебных цен одновременно с постоянным ростом ренты, общей суммы ренты, размера обрабатываемой земельной площади, земледельческого производства и населения. Это соответствует таблице I по нисходящей линии. (Здесь следует привести цитату относительно обработки худших земель в то время.)

    В эпоху Петти и Давенанта наблюдаются жалобы сельского населения и землевладельцев по поводу улучшений и распашки целины; наблюдается понижение ренты с лучших земель, повышение общей суммы ренты вследствие расширения площади земли, приносящей ренту.

    (К этим трём пунктам привести потом дальнейшие цитаты, а также данные о различии в плодородии различных частей возделываемой земли в стране.)

    Когда мы говорим о дифференциальной ренте, то следует вообще заметить, что рыночная стоимость всегда превышает общую цену производства массы продуктов. Возьмём, например, таблицу I. 10 квартеров всего продукта продаются за 600 шилл., так как рыночная цена определяется ценой производства на земле A, которая составляет 60 шилл. с квартера. Действительная же цена производства такова:

    A……… 1 квартер  = 60 шилл.   1 квартер = 60 шилл.
    B……… 2 квартера  = 60 шилл.   1 квартер = 30 шилл.
    С……… 3 квартера  = 60 шилл.   1 квартер = 20 шилл.
    В……… 4 квартера  = 60 шилл.   1 квартер = 15 шилл.
    10 квартеров = 240 шилл.  Средняя цена
     1 квартера = 24 шилл.

    Действительная цена производства 10 квартеров равняется 240 шиллингам; они продаются за 600, то есть в 2½ раза дороже. Действительная средняя цена 1 квартера равняется 24 шиллингам; рыночная цена равняется 60 шилл., то есть тоже в 2½ раза дороже.

    Перед нами определение [рыночной цены] рыночной стоимостью в том её виде, как она на базисе капиталистического способа производства проявляет себя при посредстве конкуренции; эта последняя порождает ложную социальную стоимость. Это вытекает из закона рыночной стоимости, которому подчинены продукты земледелия. Определение рыночной стоимости продуктов, следовательно, и земледельческих продуктов, есть общественный акт, хотя и общественно бессознательный и

    719

    непреднамеренный, акт, необходимо покоящийся на меновой стоимости продукта, а не на качестве земли и различии в её плодородии. Если представить себе, что капиталистическая форма общества уничтожена и общество организовано как сознательная и планомерная ассоциация, то эти 10 квартеров будут представлять собой количество самостоятельного рабочего времени, равное тому, которое содержится в 240 шиллингах. Следовательно, общество не стало бы приобретать этот земледельческий продукт в обмен на такое количество рабочего времени, которое в 2½ раза превышает действительно содержащееся в этом продукте рабочее время; благодаря этому отпала бы основа существования класса собственников земли. Это оказало бы совершенно такое же влияние, как удешевление продукта на такую же сумму вследствие иностранного ввоза. Поэтому насколько справедливо утверждение, что — при условии сохранения современного способа производства, но при том предположении, что дифференциальная рента перейдёт к государству, — цены земледельческих продуктов при прочих равных условиях остались бы прежние, настолько же ложно утверждение, что стоимость продуктов при замене капиталистического производства ассоциацией осталась бы прежняя. Одинаковость рыночной цены однородных товаров есть способ, посредством которого на базисе капиталистического способа производства и вообще производства, покоящегося на обмене товаров между отдельными лицами, проявляется общественный характер стоимости. То, что общество, рассматриваемое как потребитель, переплачивает за продукты земли, то, что составляет минус при реализации его рабочего времени в земледельческом продукте, — составляет теперь плюс для одной части общества, для земельных собственников.

    Другое обстоятельство, важное для понимания того, что будет изложено в следующей главе при рассмотрении дифференциальной ренты II, таково:

    Речь идёт не только о ренте с акра или гектара, не только вообще о различии между ценой производства и рыночной ценой, или между индивидуальной и общей ценой производства на акр, но также и о том, сколько акров каждой категории земли подвергается обработке. Здесь непосредственно важна лишь величина общей суммы ренты, то есть совокупной ренты, получаемой со всей обрабатываемой площади; но это служит для нас в то же время переходом к исследованию того, как повышается норма ренты, когда не увеличиваются ни цены, ни различия в относительном плодородии различных категорий земли при понижающихся ценах. Выше у нас было:

    720

    Таблица I

    Категория земли Акры Цена
    производства
    Продукт Хлебная
    рента
    Денежная
    рента
    A………… 3 ф. ст.  1 кварт. 
    B………… 3  »  »   2    »      1 кварт.  3 ф. ст. 
    C………… 3  »  »   3    »      2    »      6  »  »   
    D………… 3  »  »   4    »      3    »      9  »  »   
    Сумма…… 4 акра  —  10 кварт.  6 кварт.  18 ф. ст. 

    Предположим теперь, что обрабатываемая площадь по каждой категории удвоилась; в таком случае мы имеем:

    Таблица Ia

    Категория земли Акры Цена
    производства
    Продукт Хлебная
    рента
    Денежная
    рента
    A………… 6 ф. ст.  2 кварт. 
    B………… 6  »  »   4    »      2 кварт.  6 ф. ст. 
    C………… 6  »  »   6    »      4    »      12  »  »   
    D………… 6  »  »   8    »      6    »      18  »  »   
    Сумма…… 8 акров  —  20 кварт.  12 кварт.  36 ф. ст. 

    Предположим ещё два случая: первый, когда производство расширяется на двух худших землях таким образом:

    Таблица Ib

    Категория земли Акры Цена
    производства
    Продукт Хлебная
    рента
    Денежная
    рента
    на акр всего
    A………… 3 ф. ст.  12 ф. ст.  4 кварт. 
    B………… 3  »  »   12  »  »   8    »      4 кварт.  12 ф. ст. 
    C………… 3  »  »   6  »  »   6    »      4    »      12  »  »   
    D………… 3  »  »   6  »  »   8    »      6    »      18  »  »   
    Сумма…… 12 акров  —  36 ф. ст.  26 кварт.  14 кварт.  42 ф. ст. 

    721

    и, наконец, тот случай, когда расширение производства и возделываемой площади по четырём категориям земли происходит неравномерно:

    Таблица Ic

    Категория земли Акры Цена
    производства
    Продукт Хлебная
    рента
    Денежная
    рента
    на акр всего
    A………… 3 ф. ст.  3 ф. ст.  1 кварт. 
    B………… 3  »  »   6  »  »   4    »      2 кварт.  6 ф. ст. 
    C………… 3  »  »   15  »  »   15    »      10    »      30  »  »   
    D………… 3  »  »   12  »  »   16    »      12    »      36  »  »   
    Сумма…… 12 акров  —  36 ф. ст.  36 кварт.  24 кварт.  72 ф. ст. 

    Прежде всего во всех этих случаях I, Ia, Ib, Ic рента с 1 акра остаётся одна и та же, так как фактически продукт одинаковой массы капитала на акр земли одной и той же категории остался неизменным; предположено только, — и это в каждый момент происходит в любой стране, — что земли различных категорий находятся в определённом отношении ко всей возделываемой земле; и предположено, — а это постоянно имеет место в двух странах при сравнении их одна с другой или в одной и той же стране в различные периоды её развития, — что изменяется отношение, в котором вся возделываемая земельная площадь распределяется между различными категориями земли.

    При сравнении таблиц Ia и I мы видим, что если обрабатываемая площадь земель всех четырёх категорий возрастает в одинаковой пропорции, то с удвоением этой площади удваивается всё производство, а также хлебная и денежная ренты.

    Но при последовательном сравнении случаев Ib и Ic с I мы найдём, что в обоих случаях площадь обрабатываемой земли увеличивается втрое. В обоих случаях она увеличивается с 4 до 12 акров, но в Ib наибольшее увеличение происходит по категориям земли A и B, из которых земля A не приносит никакой ренты, а земля B — наименьшую дифференциальную ренту; из 8 вновь возделываемых акров на долю земли A и земли B приходится по 3, итого 6 акров, тогда как на землю C и землю D приходится лишь по 1 акру, всего 2. Другими

    722

    словами: ¾ прироста приходится на земли A и B и лишь ¼ на земли C и D. При таких данных в Ib по сравнению с I увеличению в три раза площади возделанной земли не соответствует такое же увеличение продукта, так как количество его увеличилось с 10 не до 30, а лишь до 26. С другой стороны, так как значительная часть прироста приходится на землю A, которая не приносит ренты, а бо́льшая часть прироста, совершившегося на лучших землях, приходится на землю B, то хлебная рента увеличилась лишь с 6 до 14 квартеров, а денежная рента — с 18 до 42 фунтов стерлингов.

    Если мы, напротив, сравним Ic с I, то есть случай, когда площадь земли, не приносящей ренты, совсем не увеличивается в размере, земля, приносящая минимальную ренту, увеличивается по площади лишь незначительно, тогда как наибольший прирост падает на земли C и D, то мы увидим, что при увеличении площади возделанной земли в три раза производство возросло с 10 до 36 квартеров, то есть более чем в три раза; хлебная рента увеличилась с 6 до 24 квартеров, или в четыре раза, и во столько же раз увеличилась денежная рента: с 18 до 72 фунтов стерлингов.

    Во всех этих случаях цена земледельческого продукта остаётся в сущности неизменной; во всех случаях общая сумма ренты возрастает с расширением обрабатываемой земли, поскольку оно происходит не исключительно за счёт худшей земли, не приносящей никакой ренты. Но рост этот различен. В той мере, в какой расширение происходит за счёт лучших категорий земли и, следовательно, масса продукта растёт не только пропорционально увеличению земельной площади, но быстрее, в такой же мере увеличивается и хлебная и денежная ренты. В той мере, в какой расширение происходит преимущественно за счёт наихудшей земли и на близких к ней категориях земли (причём предполагается, что категория наихудшей земли не претерпевает изменений), общая сумма ренты не увеличивается пропорционально расширению обрабатываемой площади. Следовательно, если даны две страны, в которых не приносящая ренты земля A одинакова по качеству, то сумма ренты будет находиться в обратном отношении к той соответственной доле, которую в общей площади возделанной земли составляют наихудшая и худшие категории почвы, а потому и в обратном отношении к массе продукта, получающейся при одинаковой затрате капитала на равновеликую общую площадь земли. Таким образом, отношение между количеством обрабатываемой земли наихудшего качества и количеством земли наилучшего качества в пределах всей

    723

    земельной площади страны оказывает на общую сумму ренты влияние, обратное тому, какое оказывает отношение между качеством наихудшей из возделываемых земель и качеством лучшей и наилучшей на ренту с акра и, следовательно, при прочих равных условиях и на сумму ренты. Смешение этих двух моментов дало повод к всевозможным нелепым возражениям против теории дифференциальной ренты.

    Итак, общая сумма ренты возрастает уже вследствие одного расширения площади обрабатываемой земли и связанного с этим расширением увеличенного приложения капитала и труда к земле.

    Но наиболее важным пунктом является такой: хотя, согласно предположению, отношение рент с различных категорий земли, в расчёте на акр, не изменяется, а потому не изменяется и норма ренты по отношению к капиталу, затраченному на каждый акр, однако оказывается следующее: если мы сравним Ia с I — случай, когда обрабатываемая площадь и произведённая затрата капитала увеличились пропорционально, — то мы найдём, что так же, как общее производство возросло пропорционально увеличившейся площади возделанной земли — и то и другое удвоились, — возросла и общая сумма ренты. Она увеличилась с 18 до 36 ф. ст., совершенно так же, как число акров, увеличившееся с 4 до 8.

    Если мы возьмём общую площадь в 4 акра, то общая сумма ренты с них составит 18 ф. ст., следовательно, средняя рента, принимая в расчёт землю, которая не приносит ренты, составит 4½ фунта стерлингов. Такой расчёт мог бы сделать, например, какой-нибудь земельный собственник, которому принадлежали бы все 4 акра; и таким же образом статистика исчисляет среднюю ренту всей страны. Общая сумма ренты в 18 ф. ст. получается при применении капитала в 10 фунтов стерлингов. Отношение между обоими этими числами мы называем нормой ренты; в данном случае она составляет, следовательно, 180%.

    Та же норма ренты получается в случае Ia, когда вместо 4 акров возделывается 8, но все категории земли в одинаковом отношении участвуют в приросте. Общая сумма ренты в 36 ф. ст. даёт при 8 акрах и 20 ф. ст. затраченного капитала среднюю ренту в 4½ ф. ст. с акра и норму ренты в 180%.

    Если же мы, напротив, рассмотрим случай Ib, когда прирост произошёл главным образом на двух худших категориях земли, то мы получим ренту в 42 ф. ст. с 12 акров, то есть среднюю ренту в 3½ ф. ст. с акра. Весь затраченный капитал = 30 ф. ст., следовательно, норма ренты = 140%. Таким образом, средняя рента с акра уменьшилась на 1 ф. ст., а норма

    724

    ренты упала со 180% до 140%. Следовательно, при возрастании общей суммы ренты с 18 до 42 ф. ст. здесь происходит понижение средней ренты, исчисляемой как на акр, так и на капитал; понижение параллельное, но не пропорциональное возрастанию производства. Это происходит несмотря на то, что рента по всем категориям земли, исчисленная как на акр, так и на затраченный капитал, остаётся прежняя. Причина заключается в том, что ¾ прироста приходится на землю A, не дающую ренты, и на землю B, дающую лишь минимальную ренту.

    Если бы в случае Ib всё расширение ограничилось лишь землёй A, то мы имели бы 9 акров на земле A, 1 на земле B, 1 на земле C и 1 на земле D. Общая сумма ренты по-прежнему была бы 18 ф. ст., а следовательно, средняя рента с акра на этих 12 акрах равнялась бы 1½ фунта стерлингов; 18 ф. ст. ренты на 30 ф. ст. затраченного капитала составляли бы норму ренты в 60%. Средняя рента, исчисленная как на акр, так и на затраченный капитал, сильно уменьшилась бы, тогда как общая сумма ренты не возросла бы.

    Сравним, наконец, случаи Ic с I и Ib. По сравнению с I земельная площадь увеличилась втрое и так же увеличился затраченный капитал. Общая сумма ренты = 72 ф. ст. с 12 акров, то есть 6 ф. ст. с акра вместо 4½ ф. ст. в случае I. Норма ренты на затраченный капитал (72 ф. ст. : 30 ф. ст.) составляет 240% вместо 180%. Весь продукт увеличился с 10 до 36 квартеров.

    По сравнению с Ib земельная площадь, затраченный капитал и разность между возделанными категориями земли остались прежние, но распределение будет иное. Здесь продукт = 36 квартерам вместо 26 квартеров, средняя рента с акра = 6 ф. ст. вместо 3½ и норма ренты по отношению ко всему авансированному капиталу той же величины = 240% вместо 140%.

    Как бы мы ни стали рассматривать различные положения, изображённые в таблицах Ia, Ib, Ic, — как положения, одновременно существующие одно возле другого в различных странах, или как последовательные положения в одной и той же стране, — мы приходим к следующим выводам: при постоянной цене хлеба — постоянной потому, что продукт с наихудшей, не приносящей ренты земли остаётся тот же; при неизменяющемся различии в плодородии различных категорий возделываемой земли; следовательно, при соответственно одинаковом количестве продукта при равных затратах капитала на равной площади каждой из категорий обрабатываемой земли; при постоянном вследствие этого отношении между рентами с акра каждой категории земли и при одинаковой

    725

    норме ренты на капитал, вложенный в каждый участок земли одной и той же категории: во-первых, сумма ренты всегда возрастает с расширением возделываемой площади, а следовательно, с увеличением затраты капитала, за исключением того случая, когда весь прирост приходится на долю не приносящей ренты земли. Во-вторых, как средняя рента на акр (общая сумма ренты, делённая на всё число обрабатываемых акров), так и средняя норма ренты (общая сумма ренты, делённая на весь затраченный капитал) могут весьма значительно изменяться, и притом в одном направлении, но в различной мере одна по отношению к другой. Если не принимать во внимание того случая, когда расширение происходит лишь за счёт земли A, не приносящей ренты, то оказывается, что средняя рента на акр и средняя норма ренты на капитал, вложенный в земледелие, зависят от того, какую долю всей возделываемой земли составляют земли различных категорий; или, что́ сводится к тому же, от распределения всего затраченного капитала между землями различного плодородия. Много ли, мало ли земли обрабатывается в стране и в зависимости от этого (за исключением того случая, когда расширение приходится лишь на долю земли A) больше ли, меньше ли общая сумма ренты, — средняя рента на акр и средняя норма ренты на применённый капитал остаются без изменения до тех пор, пока не изменятся пропорции различных категорий земли во всей возделываемой площади. Несмотря на повышение и даже значительное повышение общей суммы ренты, совершающееся с расширением обрабатываемой площади и увеличением затраты капитала, средняя рента на акр и средняя норма ренты на капитал понижаются, если земельные участки, не приносящие ренты или приносящие лишь незначительную дифференциальную ренту, возрастают быстрее лучших, приносящих бо́льшую ренту земельных участков. Наоборот, средняя рента на акр и средняя норма ренты на капитал повышаются по мере того, как лучшие земли начинают составлять относительно бо́льшую долю всей площади и на их долю поэтому приходится относительно бо́льшая затрата капитала.

    Таким образом, если рассматривать среднюю ренту на акр или гектар всей возделываемой земли, как это обычно делается в статистических работах при сравнении различных стран в одну и ту же эпоху или различных эпох в одной и той же стране, то оказывается, что средняя высота ренты на акр, а потому и общая сумма ренты в известной мере (хотя отнюдь не в той же, а в значительно большей мере) соответствует не относительному, а абсолютному плодородию земледелия

    726

    в стране, то есть соответствует массе продуктов, получаемых к среднем с одинаковой земельной площади. Ибо чем бо́льшую долю общей площади составляют лучшие категории почвы, тем больше масса продуктов при одинаковой затрате капитала с земельной площади одинаковой величины и тем больше средняя рента на акр. При противоположном условии имеет место обратное. Вследствие этого кажется, что рента определяется не отношением дифференциального плодородия, а абсолютным плодородием, и что таким образом закон дифференциальной ренты уничтожается. Поэтому некоторые явления отрицаются или их пытаются объяснить несуществующими различиями средних хлебных цен и дифференциального плодородия возделываемых участков земли, — явления, основанные просто на том, что отношение общей суммы ренты как ко всей площади обрабатываемой земли, так и ко всему капиталу, вложенному в землю, при одинаковом плодородии не приносящей ренты земли, а потому и при одинаковых ценах производства и при одинаковой разнице между различными категориями земли, определяется не только рентой, получаемой на акр, или нормой ренты на капитал, но также и отношением площади земли каждой категории к общей обрабатываемой площади, или, что сводится к тому же, распределением всего затраченного капитала между различными категориями земли. До сих пор на это обстоятельство странным образом совершенно не обращали внимания. Во всяком случае оказывается, и это важно для дальнейшего хода нашего исследования, что относительная высота средней ренты на акр и средняя норма ренты, или отношение общей суммы ренты ко всему вложенному в землю капиталу, могут увеличиваться или уменьшаться просто вследствие экстенсивного расширения обрабатываемой площади при неизменяющихся ценах, неизменяющемся различии в плодородии возделываемых участков земли и неизменяющейся ренте с акра, или норме ренты на капитал, затраченный на акр по каждой действительно приносящей ренту категории земли, то есть на весь капитал, действительно приносящий ренту.




    Необходимо сделать ещё следующие дополнения относительно той формы дифференциальной ренты, которая исследована у нас под рубрикой I; они отчасти имеют значение и для дифференциальной ренты II.

    Во-первых: мы видели, как средняя рента с акра или средняя норма ренты на капитал может повыситься при расширении

    727

    площади обрабатываемой земли, постоянных ценах и неизменяющейся разнице в плодородии возделываемых земельных участков. Когда вся земля в какой-либо стране уже присвоена, капиталовложения в землю, культура и население достигли определённой высоты, — условия, наличность которых предполагается, раз капиталистический способ производства стал господствующим, подчинив себе и земледелие, — цена необработанной земли различного качества (предполагая существование лишь дифференциальной ренты) определяется ценой возделанных участков земли одинакового качества и одинаково удобных в смысле расположения. Цена этой земли такая же — за вычетом присоединяющихся к ней издержек по распашке, — хотя она и не приносит ренты. Конечно, цена земли есть не что иное, как капитализированная рента. Но и в цене возделанных земельных участков оплачиваются лишь будущие ренты, например, сразу уплачиваются вперёд ренты за двадцать лет, если определяющая процентная ставка = 5%. Раз продаётся земля, она продаётся как приносящая ренту, и перспективный характер ренты (которая рассматривается здесь как продукт земли, чем она является только по видимости) не делает разницы между невозделанной землёй и возделанной. Цена невозделанных участков земли, как и рента с них, концентрированное выражение которой представляет цена земли, чисто иллюзорна, пока эти участки не будут действительно использованы. Но она определяется таким образом a priori * и реализуется, когда найдутся покупатели. Поэтому, если действительная средняя рента в известной стране определяется действительной средней годовой суммой ренты и отношением этой последней ко всей возделываемой площади, то цена невозделанной части земельной площади определяется ценой возделанной и является поэтому лишь отражением затраты капитала и её результатов на возделанных земельных участках. Так как все категории земли, за исключением наихудшей, приносят ренту (а эта рента, как мы увидим при рассмотрении дифференциальной ренты II, возрастает вместе с массой капитала и соответствующей этой массе интенсивностью обработки), то благодаря этому образуется номинальная цена для невозделанных земель, которые таким образом становятся товаром, источником богатства для их владельцев. Этим же объясняется, почему возрастает цена земли всей области, включая сюда и невозделанную землю (Опдайк 187). Земельная спекуляция, например в Соединённых Штатах Америки, основана лишь на

    * — заранее. Ред.

    728

    этом отражении, которое капитал и труд отбрасывают на невозделанную землю.

    Во-вторых: процесс расширения возделываемой земли вообще совершается или путём перехода к худшей земле или на различных имеющихся категориях земли в различных пропорциях в зависимости от того, что имеется в наличности. Переход к худшей земле, конечно, никогда не совершается по доброй воле, а может быть лишь, — предполагая капиталистический способ производства, — следствием повышения цен, а при всяком способе производства — лишь результатом необходимости. Но это не имеет безусловного значения. Худшей земле оказывается предпочтение перед относительно лучше землёй вследствие её местоположения, которое имеет решающее значение при всяком расширении обрабатываемой площади в молодых странах; далее, вследствие того, что, хотя земля определённого района в целом принадлежит к числу более плодородных, всё же местами встречаются земли лучшего худшего качества, и худшую землю приходится обрабатывать уже по одному тому, что она находится в непосредственно близости к лучшей. Если худшая земля вклинивается отдельными участками в лучшую, то соседство с последней создаёт худшей земле преимущество по сравнению с землёй более плодородной, но не прилегающей к обработанной или подлежащей обработке земле.

    Так, штат Мичиган среди западных штатов начал вывозить хлеб одним из первых. Почва его в общем скудна. Но соседство со штатом Нью-Йорк и водное сообщение по озёрам и каналу Эри сначала давали ему преимущество перед более плодородными от природы штатами, находящимися далее к западу. Пример этого штата по сравнению со штатом Нью-Йорк может также служить иллюстрацией перехода от лучшей к худшей земле. Почвы штата Нью-Йорк, в частности в его западной части, несравненно плодороднее, в особенности при культуре пшеницы. Хищнической обработкой эта плодородная земля была превращена в неплодородную, и почвы Мичигана оказались теперь плодороднее.

    «В 1838 г. через Буффало перевозили по воде пшеничную муку на запад, главным образом из производящих пшеницу районов штата Нью-Йорк и Верхней Канады. В настоящее время, спустя лишь 12 лет, громадные запасы пшеницы и муки с запада привозят по озёрам и каналу Эри через Буффало и соседнюю гавань Блэкрок для отправки водным путём на восток. Экспорт пшеницы и муки особенно стимулировался голодом в Европе в 1847 году. Вследствие этого пшеница на западе штата Нью-Йорк стала дешевле и возделывание её сделалось менее выгодным; это побудило нью-йоркских фермеров больше заниматься животноводством,

    729

    производством молочных продуктов, плодоводством и т. д., то есть такими отраслями, в которых, по их мнению, северо-запад будет не в состояния непосредственно конкурировать с ними» (J. W. Johnston. «Notes on North America». Vol. I, London, 1851, p. 222–223).

    В-третьих: неправильно предполагать, что земли в колониях и вообще в молодых странах, которые могут вывозить хлеб по более дешёвой цене, непременно отличаются бо́льшим естественным плодородием. Хлеб продаётся в данном случае не только ниже его стоимости, но и ниже его цены производства, а именно ниже цены производства, определяемой средней нормой прибыли в более старых странах.

    Если у нас, как говорит Джонстон (там же, стр. 223),

    «с этими новыми штатами, из которых ежегодно подвозят в Буффало такие большие количества пшеницы, по привычке связывается представление о большом природном плодородии и беспредельном пространстве богатой земли»,

    то это зависит прежде всего от экономических условий. Всё население такого штата, как, например, Мичиган, занималось вначале почти исключительно сельским хозяйством и специально массовыми продуктами его, так как только их можно было обменивать на промышленные товары и на продукты из тропиков. Весь его избыточный продукт поэтому — исключительно хлеб. Уже этим прежде всего отличаются колонии, основанные на базе современного мирового рынка, от прежних и в особенности от колоний античного мира. Современные колонии получают через посредство мирового рынка готовыми те продукты, которые при других обстоятельствах им пришлось бы изготовлять самим, как то: одежду, орудия и т. д. Только на такой основе южные штаты Союза и могли сделать хлопок своим основным продуктом. Разделение труда на мировом рынке даёт им эту возможность. Если поэтому кажется, что они, принимая во внимание их молодость и относительную малочисленность населения, производят очень большой избыточный продукт, то этим они обязаны не плодородию их почв и не плодотворности труда проживающих в них людей, а односторонней форме их труда, а следовательно, и того избыточного продукта, в котором этот труд представлен.

    Далее, в относительно менее плодородной пахотной земле, но которая лишь недавно начала обрабатываться и ещё не освоена в достаточной мере, при более или менее благоприятных климатических условиях бывает накоплено, во всяком случае в верхних слоях, настолько много легко растворимых веществ, необходимых для питания растений, что она долгое

    730

    время даёт урожай, не требуя удобрений, даже при самой поверхностной обработке. Что касается западных прерий, следует добавить ещё и то, что они почти не требуют никаких особых издержек на распашку целины, так как они пригодны для возделывания уже от природы 33a). В менее плодородных областях этого рода избыток получается не благодаря высокому плодородию почвы, то есть не благодаря высокому урожаю на акр, а благодаря большим площадям, которые могут быть подвергнуты поверхностной обработке, так как сама эта земля или ничего не стоит возделывателю или, по сравнению со старыми странами, стоит чрезвычайно дёшево. Например, там, где существует издольщина, как в некоторых районах штатов Нью-Йорк, Мичиган и в Канаде и т. д. Одна семья обрабатывает, скажем, 100 акров, и, хотя количество продукта, получаемого с акра, невелико, со 100 акров это даёт значительный избыток для продажи. К этому присоединяется ещё почти даровое содержание скота на естественных пастбищах, без искусственных лугов. Решающее значение имеет здесь не качество, а количество земли. Возможность такой поверхностной обработки естественно исчерпывается со временем, — тем медленнее, чем плодороднее новая земля, и тем быстрее, чем больше вывоз её продукта.

    «И всё же такая земля даёт превосходные первые урожаи, даже урожаи пшеницы; тот, кто снимает первые сливки с земли, может доставить на рынок большой избыток пшеницы» (там же, стр. 224).

    В странах старой культуры отношения собственности, цена невозделанной земли, определяемая ценой возделанной и т. д., делают невозможным подобного рода экстенсивное хозяйство.

    Следующие данные показывают, что, вопреки мнению Рикардо, эта земля не должна быть непременно очень плодородной, а также что нет необходимости в том, чтобы возделывались категории земли, одинаковые по своему плодородию: в штате Мичиган в 1848 г. было засеяно пшеницей 465 900 акров и производилось 4 739 300 бушелей, или в среднем по 101/5 бушеля на акр; по вычете семян это даёт менее 9 бушелей на акр. Из 29 округов штата 2 округа производили в среднем 7

    33a) {Быстро расширяющееся возделывание таких прерий и степных земель как раз превратило в последнее время нашумевшее положение Мальтуса о том, что «население давит на средства существования» 188, в предмет детского смеха и в противоположность этому вызвало жалобы аграриев на то, что земледелие, а вместе с тем и Германия погибнут, если насильственными мерами не устранить жизненных средств, которые давят на население. Но обработка этих степей, прерий, пампасов, льяносов и т. д. едва лишь начинается; поэтому её революционизирующее влияние на европейское сельское хозяйство будет со временем несравненно ощутительнее, чем оно было до сих пор. — Ф. Э.}

    731

    бушелей, 3 — 8, 2 — 9, 7 — 10, 6 — 11, 3 — 12, 4 — 13 бушелей и лишь 1 округ — 16 бушелей и ещё 1 — 18 бушелей на акр (там же, стр. 225).

    Для земледельческой практики большее плодородие почвы совпадает с возможностью более интенсивного немедленного использования этого плодородия. Такая возможность может быть больше у бедной от природы почвы, чем у почвы от природы богатой; колонист же прежде всего возьмётся за ту почву, которая предоставляет такого рода возможность, и при недостатке капитала он вынужден будет именно так поступить.

    Наконец, освоение всё больших площадей новых земель — оставляя в стороне только что рассмотренный случай, когда приходится прибегать к земле худшего качества, чем та, которая до тех пор возделывалась, — освоение различных категорий земли, начиная с земли A и до земли D, то есть, например, освоение больших площадей земель B и C, отнюдь не предполагает предварительного повышения цен на хлеб, подобно тому как ежегодное расширение, например, хлопчатобумажной промышленности не требует постоянного повышения цен на пряжу. Хотя значительное повышение или понижение рыночных цен оказывает влияние на объём производства, однако, оставляя это в стороне, и при средних ценах, не оказывающих на производство ни задерживающего, ни особо оживляющего влияния, в земледелии (как и во всех других отраслях производства, которые ведутся капиталистическим способом) постоянно имеется налицо то относительное перепроизводство, которое само по себе тождественно с накоплением и которое при других способах производства непосредственно вызывается ростом населения, а в колониях — постоянной иммиграцией. Потребности постоянно возрастают, и в предвидении этого всё новые и новые капиталы постоянно вкладываются в новые земли, хотя и, в зависимости от обстоятельств, быть может, для производства разных земледельческих продуктов. К этому само по себе приводит образование новых капиталов. Что касается отдельного капиталиста, то объём своего производства он соразмеряет с имеющимся в его распоряжении капиталом, поскольку он ещё сам в состоянии управлять своим капиталом. Он стремится лишь к тому, чтобы занять как можно больше места на рынке. Если произведено слишком много, то он обвинит в этом не себя, а своих конкурентов. Отдельный капиталист может расширять своё производство, как овладевая сравнительно большей частью существующего рынка, так и расширяя самый рынок.








    comm.voroh.com