Проект
Коммунизм - будущее человечества



Разделы

  • Книги
  • Публицистика
  • Фотоальбом
  • Тексты песен
  • Гостевая книга
  • Заметки о Ленине. Сборник


    Заметки о Ленине. Сборник
  • Содержание
  • Н. Ленин. О ПРОДОВОЛЬСТВЕННОМ НАЛОГЕ
  • А. Воронский. У СКЛЕПА.
  • Е. Преображенский. ЛЕНИН - ГЕНИЙ РАБОЧЕГО КЛАССА.
  • Л. Сейфуллина. МУЖИЦКИЙ СКАЗ О ЛЕНИНЕ.
  • Н. Мещеряков. ЛЕНИН И КООПЕРАЦИЯ
  • Макс Адлер. ВЛАДИМИР ИЛЬИЧ ЛЕНИН.
  • В. Кряжин. ЛИТЕРАТУРА О ЛЕНИНЕ.
  • Г. Даян. Л. Д. Троцкий. О Ленине
  • Ковров. И. Сталин. О Ленине и ленинизме.
  • В. Розанов. ВОСПОМИНАНИЯ О ВЛАДИМИРЕ ИЛЬИЧЕ.
  • П. Керженцев. Новое о Ленине.
  • Мих. Павлович. ЛЕНИН И БРЕСТ
  • Б. Казанский. РЕЧЬ ЛЕНИНА.
  • НЕ ТОРГУЙТЕ ЛЕНИНЫМ!
  • Виктор Шкловский. ЛЕНИН, КАК ДЕКАНОНИЗАТОР.
  • Б. Эйхенбаум ОСНОВНЫЕ СТИЛЕВЫЕ ТЕНДЕНЦИИ В РЕЧИ ЛЕНИНА
  • Лев Якубинский. О СНИЖЕНИИ ВЫСОКОГО СТИЛЯ У ЛЕНИНА.
  • Юрий Тынянов. СЛОВАРЬ ЛЕНИНА-ПОЛЕМИСТА.
  • Борис Томашевский. КОНСТРУКЦИЯ ТЕЗИСОВ.
  • Н. КРУПСКАЯ
  • Валерьян Полянский. ТОВ. Н. ЛЕНИН.
  • ПРИВЕТСТВИЕ Т. Н. ЛЕНИНА ПРЕЗИДИУМУ КОНФЕРЕНЦИИ.
  • О. Брик. БРЮСОВ ПРОТИВ ЛЕНИНА.
  • Влад. Бонч-Бруевич. ЧТО ЧИТАЛ ВЛАДИМИР ИЛЬИЧ ЛЕНИН В 1919 Г.
  • Л. Авербах. О ПОМЕТКАХ ЛЕНИНА НА СТАТЬЕ В. ПЛЕТНЕВА.
  • Лев Якубинский.

    О СНИЖЕНИИ ВЫСОКОГО СТИЛЯ У ЛЕНИНА.

    1. Приступая к исследованию языка нехудожественной прозы - в частности прозы публицистической - чувствуешь себя довольно беспомощно. Действи- тельно, мы ведь не имеем никакой научной традиции в этой области. В порядке даже первоначального наблюдения фактов возникает ряд вопро- сов, из которых каждый, в сущности, требует специального исследования. Особенно сказывается неразработанность синтаксиса, который, поскольку не стал на путь отчетливого разграничения функционально различных видов ре- чи, неспособен дать нужную помощь. Между тем исследование языка публи- цистической прозы представляется настоятельно необходимым не только по- тому, что мы находим здесь материал еще почти незатронутый наукой, но потому особенно, что именно подобный материал способен дать науке о язы- ке тот уклон, к которому она несомненно стремится в наше время (на ряду с другими науками) - уклон прикладности, уклон технологический. Задача науки не только исследовать действительность, но и участвовать в ее пре- образовании; языкознание отчасти выполняло эту задачу, поскольку оно да- вало и дает теоретическую основу для разработки практики воспитания и обучения речи в школе; но его значение - значение прикладное - неизмери- мо возрастет, если оно направит свое внимание на такие объективно су- ществующие в быту и обусловленные им технически различные формы органи- зованного речевого поведения человека, как - устная публичная (т.-н. "ораторская") речь или речь письменная публичная, в частности публицис- тическая. Поскольку эти - социально чрезвычайно важные - речевые разно- видности (и разновидности этих разновидностей) обладают каждая своей особой технической специфичностью, поскольку они подразумевают свое осо- бое орудование, обращение с языковым материалом - постольку они подразу- мевают некую выучку, воспитание, обучение для тех, кто в данных направ- лениях хочет практически работать в обществе. Отсюда совершенно ясно вы- текает необходимость организации технического образования в области ре- чи, которое будет жалким кустарничеством, если не будет основано на нау- ке, как своей базе: техника речи подразумевает технологию речи; техноло- гия речи - вот то, что должно родить из себя современное научное языкоз- нание, что заставляет его родить действительность. Для того, чтобы сшить сапоги, нужно уметь, нужно знать это ремесло, для того, чтобы построить дом, тоже нужно уметь, для того, чтобы агитировать посредством речи, нужно тоже уметь, и это умение не просто падает с неба, а достигается выучкой организовать эту выучку - определенная задача современности, ко- торая вообще хочет сделать человеческий быт организованным. Ссылка на то, что, дескать, имеются же хорошие ораторы-агитаторы и публицисты, ко- торые не проходили "курс" в каких-нибудь соответствующих техникумах, столь же нелепа, как утверждение, что не нужно актерского технического образования, потому что есть же актеры - имя рек, которые не "кончали" никаких театральных школ, или что не нужно архитекторов, потому что строили же раньше дома "просто так". Отрицание технического образования в области речи есть типичная отрыжка идеалистического миросозерцания, которое, если и готово признать, что нужно обучать людей, как строить дома, то в области речи всецело полагается на "талант", "вдохновение", "природные склонности", "нутро" и всякие другие штуки, может быть и очень важные (для сапожника тоже), но в данном споре только запутываю- щие. Бить талантом и вдохновением выучку - неприемлемо для материалиста и марксиста. В связи с вышесказанным приходится с особенным вниманием отмечать тот живой интерес, который обнаружился в наших научных кругах к ораторской и публицистической прозе В. И. Ленина. Образование соответствующей комис- сии при научно-исследовательском Институте Ленинградского Университета, присоединение к этой работе словесного разряда Института Истории Ис- кусств, соответствующая работа на отделении публичной речи Института Жи- вого Слова, - все это позволяет думать, что языкознание, наконец, захва- тывает в свое ведение столь важный материал устной и письменной публич- ной речи. Исследование языка - например, публицистической речи - уже серьезный шаг к построению соответствующей технологической лингвистичес- кой науки. Исследование же такого материала, как язык В. И. Ленина, име- ет особенно важное значение, потому что мы здесь имеем дело с таким ре- чевым поведением, которое крепко и наверняка достигало и достигло цели. То, что возникло в данном случае, как естественное реагирование на смерть В. И. со стороны ученых-филологов, вместе с тем является и важным продвижением науки на пути ее сближения с запросами жизни. 2. Во многих статьях В. И. Ленина можно найти материал для обнаружения его стилистического credo. Высказываясь о явлении "революционной фразы", Ленин особенно ополчается на некоторые ее языковые признаки, употребляя в этом отношении, как это и понятно, термины хотя и не совсем определен- ные, но не оставляющие сомнения в том, что он в сущности вел борьбу с эмоционально-повышенным, высокостильным, пафосным, декламационным строем речи. Его нападки на "громкие фразы", на "гордые фразы", на "лозунги превосходные, увлекательные, опьяняющие", на "жонглированье эффектными фразами", на всяческую "декламацию", на "опьянение звуками слов" - как будто бы позволяют сделать такой вывод. Будущим исследователям языка Ленина предстоит сделать проэкцию этих и многих других подобных высказываний В. И. на язык его собственных произ- ведений. Я в этой короткой статье нисколько не претендую на выполнение такой задачи, но пытаюсь с этой точки зрения рассмотреть материал одной статьи Ленина, а именно статьи "О национальной гордости великороссов" [Г. Зиновьев и Н. Ленин - "Против течения", сборник статей. Издание Петр. Совета 1918. Стр. 33-36, статья относится к 1914 году]. Выбранная мною статья любопытна потому, что по-своему содержанию, особенно в определенной части - абзацы III-VI (в статье всего девять аб- зацев; в дальнейших ссылках цифры I-IX, римские, обозначают соответству- ющие абзацы по указанному изданию) она особенно благодарна для разверты- вания пафосных, высокостильных, декламационных приемов изложения. Эти приемы там и имеются (я не касаюсь вопроса об исторической обусловлен- ности этих приемов у Ленина), но они даны в комбинации с такими лекси- ческими и синтаксическими фактами, которые объективно снижают эту декла- мационность. В разбираемой статье, Ленин, высказываясь отрицательно вна- чале о так пышно росцветшем в четырнадцатом году, в разных странах Евро- пы, шовинизме, противопоставляет ему ту "национальную гордость", которая "не чужда нам, великорусским сознательным пролетариям". Выяснению того, что такое составляет эта "национальная гордость", и посвящены, главным образом, III-VI абзацы статьи. 3. Упомянутые III-VI абзацы, а также отчасти и II-ой, построены в общем на основе типичного высокостильного синтактического развертывания пафос- ного оттенка. Приведу примеры. В III абзаце после вопросно-ответного ввода ("Чуждо ли нам, велико- русским сознательным пролетариям, чувство национальной гордости? Конечно нет!") читаем: "Мы любим свой язык и свою родину, мы больше всего рабо- таем над тем, чтобы ее трудящиеся массы... поднять до сознательной жизни демократов и социалистов. Нам больше всего видеть и чувствовать, каким насилиям, гнету и издевательствам подвергают нашу прекрасную родину царские палачи, дворяне и капиталисты. Мы гордимся тем, что эти насилия вызывают отпор из нашей среды..." Это же построение с "мы...", с тою же функциональностью, продолжается и дальше - в IV абзаце: "мы помним, как полвека тому назад великорусский демократ Чернышевский..." (начало абза- ца); "мы полны чувства национальной гордости, ибо великорусская нация тоже (курсив Ленина) создала революционный класс..." (середина абзаца); в V абзаце: - "Мы полны чувства национальной гордости и именно поэтому мы особенно ненавидим свое рабское прошлое..." (начало абзаца); в VI аб- заце: "и мы, великорусские рабочие, полны чувства национальной гордости, хотим во что бы то ни стало..."; "именно потому, что мы хотим ее, мы го- ворим: нельзя в 20-м веке...". В III абзаце отдельные части его, начинающиеся с "мы", "нам" и соот- ветствующие друг другу, построены в восходящем порядке, т.-е. первая часть - менее строки, вторая - больше двух строк, третья - две с полови- ной строки, четвертая почти шесть строк. Четвертая часть периодизирована в том же "декламационном" направлении: "Мы гордимся тем, что эти наси- лия..., что эта среда..., что великорусский рабочий класс..., что вели- корусский мужик...". Подобное же периодизирование находим и в дальнейших элементах общего построения: "мы полны чувства национальной гордости, ибо великорусская нация тоже создала революционный класс, тоже доказала, что она способна..." (IV; курсив Ленина); и еще: "...ведут нас на войну, чтобы душить Польшу и Украйну; чтобы давить демократическое движение в Персии и Китае, чтобы усилить позорящую наше национальное достоинство шайку Романовых, Бобринских, Пуришкевичей" (V); "...мы говорим: нельзя в 20-м веке в Европе..., нельзя великороссам "защищать отечество" ина- че..." (VI). Уже во втором абзаце читаем: "...неприлично было бы забывать о гро- мадном значении национального вопроса - особенно в такой стране, кото- рую...; в такое время, когда..., в такой момент, когда...". Здесь тоже дана восходящая периодизация: первая часть - одна строка, вторая - около двух с половиной, третья - свыше четырех. В соответствии с отмеченным синтактическим строением стоит и некото- рый лексический и фразеологический "высокий" материал. Ср. "мы любим свой язык и свою родину" (родину без кавычек, как например, в первом аб- заце), "национальная гордость" (III), "нашу прекрасную родину" (III); "мы гордимся" (III), "мы полны чувства национальной гордости" (III, V), "могучую революционную партию масс" (III), "Чернышевский, отдавая свою жизнь делу революции" (IV); "это были слова настоящей любви к родине, любви тоскующей....." (IV); "она (великорусская нация) способна дать че- ловечеству великие образцы борьбы за свободу и за социализм" (IV), "мы, великорусские рабочие, полные чувства национальной гордости, хотим во что бы то ни стало свободной и независимой, самостоятельной, демократи- ческой, республиканской, гордой Великороссии". (VI) и пр. В связи с упомянутыми фактами следует отметить явление лексико-син- тактического порядка, которое можно назвать "лексическим разрядом" (впрочим я не настаиваю на этом термине) "Лексический разряд" может быть иллюстрирован следующими примерами из нашей статьи: "великорусская нация тоже доказала (курсив Ленина), что она способна дать человечеству вели- кие образцы борьбы за социализм, а не только великие погромы, ряды висе- лиц, застенки, великие голодовки и великое раболепство перед попами, ца- рями, помещиками и капиталистами" (IV), "хотим..... свободной и незави- симой" и т. д. см. выше (VI), "царизм не только угнетает,.... но и демо- рализует, унижает, обесчесщивает, проституирует его..." (VI), "вся исто- рия капитала есть история насилий и грабежа, крови и грязи" (VII); "та- кой раб, вызывающий законное чувство негодования, презрения и омерзения, есть холуй и хам" (V) и др. С формальной точки зрения "лексический разряд" есть некоторое "пере- числение", но логическое, предметное значение этого перечисления стоит совсем на заднем плане, и это "перечисление" является фактом эмоцио- нального говорения (а следовательно, может быть использовано и как прием эмоционального внушения посредством речи), когда высокое эмоциональное напряжение разрешается мобилизацией ряда подобных членов предложения, при чем эти подобные члены следуют или непосредственно друг за другом, или ряд организован путем применения, например, союза "и" (как в некото- рых из приведенных примеров). Обыденная разговорная речь знает элементарные случаи лексического разряда, когда "подобные" члены ряда являются подобными не только морфо- логически, но и семантически, т.-е. доходят по существу до синонимичнос- ти, напр. при гневе: "подлец, мерзавец, негодяй.....", или в других слу- чаях: "это ужасно, неслыханно, возмутительно....."; "мне нет дела ни до каких Петровых, Сидоровых, Степановых....." Иногда, повторяю, словесный разряд имеет и определенную логическую функцию перечисления, но тем не менее его эмоциональная значимость сохраняется. Именно так обстоит дело в конце первого абзаца нашей статьи: "....и кончая шовинистами по оппор- тунизму или бесхарактерности Плехановым и Масловым, Рубановичем и Смир- новым, Крапоткиным и Бурцевым". Явление лексического разряда не обяза- тельно соединяется с декламационно-пафосным строем речи, поэтому, говоря о его снижении, мы иногда говорим не о снижении декламационного строя, а о снижении эмоционально напряженной речи вообще. 4. Эмоционально высокий напряженный строй речи дан в нашей статье, как я уже отмечал, в комбинации с такими синтактическими и лексическими явле- ниями, которые его объективно снижают. Сперва о синтактическом снижении. Здесь, однако, необходимо сделать отступление и коснуться сперва вопроса о разрыве, деформации т. н. "плавности" речи у Ленина, вопроса, стоящего в несомненной тесной связи с нашим вопросом. Дело в том, что главная, непрерывно развертывающаяся речь есть постоянная особенность в декламационной пафосной речи, хотя обратное и не всегда верно; с другой стороны, "плавность" речи есть са- мостоятельный "прием" воздействия на читателя и слушателя, встречающийся у многих публицистов и ораторов: это один из так-называемых "диалекти- ческих" приемов внушающей и агитирующей речи. Разорванная, не плавная речь есть одна из особенностей языкового строя других публицистов и ора- торов, при чем может иметь и самостоятельную функцию и выступать просто, как своего рода "отрицание" плавности речи в качестве диалектического приема, свидетельствовать об отсутствии установки на плавность речи у данного публициста или оратора (mutatis mutandis то, что здесь сказано о плавности и разорванности речи как диалектических приемах, может быть повторено и о декламационном строе и его снижении). Выражение - гладкий, плавный язык есть в сущности, хотя и неплохой, но трудно поддающийся научной расшифровке, термин обывательской лингвис- тической терминологии. Реальная языковая подоплека того впечатления, ко- торое обыватель именует "гладкостью", "плавностью" - очень многообразна. Здесь имеют значение и отношения фонетического порядка (напр. ритмичес- кие, интонационные, а также б. м. и словесноинструментовочные), и явле- ния лексического порядка и, наконец, синтактические отношения, которые являются, пожалуй, доминирующими и определяющими остальные. С синтакти- ческой точки зрения, здесь является характерным (при прочих равных усло- виях) отсутствие синтактических отступлений, вводных, отвлекающих от на- метившегося синтактического хода, синтагм, некоторая непрерывность раз- вития синтактического настроения. Приведу пример: "как много говорят теперь о национальности, об оте- честве! Либеральные и радикальные министры Англии, передовые публицисты Франции, прогрессивные журналисты России - все утверждают свободу и не- зависимость родины, величие принципа национальной самостоятельности". Сравним приведенный отрывок в только что данной редакции с ним же в редакции несколько иной (опускаю восклицательный ввод отрывка): "Либе- ральные и радикальные министры Англии, передовые публицисты Франции (оказавшиеся вполне согласными с публицистами реакции), прогрессивные (вплоть до некоторых народнических и марксистских) журналисты России - все..... и т. д.". Непрерывность синтактического построения отрывка во второй редакции разорвана скобками, "гладкость" и "плавность" речи весьма пострадали. Оба приведенные отрывка являются измененным мною на- чалом статьи Ленина, разбираемой здесь; Ленинская редакция будет дана мною несколько ниже, однако подчеркиваю, что скобочный разрыв налицо и у Ленина. Скобки в подобной функции имеются и в других местах статьи; ср. следующие примеры: "Мы любим свой язык и свою родину, мы больше всего работаем над тем, чтобы ее трудящиеся массы (т.-е. 9/10 ее населения) поднять до сознательной жизни демократов и социалистов. Нам больнее все- го видеть..... Мы гордимся тем...." (III). Или еще: "Мы полны чувства национальной гордости и именно поэтому мы особенно ненавидим свое рабс- кое прошлое (когда помещики-дворяне вели на войну мужиков, чтобы ду- шить....) и свое рабское настоящее, когда...."; "мы гордимся тем, что эти насилия вызывали отпор из нашей среды, из среды великоруссов, что эта среда..., что великорусский рабочий класс...., что великорусский му- жик...." (III). В этом последнем случае мы имеем дело собственно не с "скобками", но с аналогичным скобке введением отводящей от основного те- чения речи синтагмы. Скобочный разрыв особенно ощущается на фоне синтактического целого, определенно и сложно построенного в направлении плавности с тем или иным использованием подобных синтагм или вообще основанного на применении синтактического параллелизма; сравните в первом примере построение: "ми- нистры... публицисты... журналисты... все..."; во втором: "мы любим... мы больше всего работаем и т. д."; то же в третьем и четвертом примерах. Но и вне данного непрерывного сложного построения, обусловившего бы впе- чатление плавности речи без скобочного разрыва, мы констатируем этот разрыв и в пределах элементарно построенной фразы; напр.: "откровенные и прикровенные рабы великоруссы (рабы по отношению к царской монархии) не любят вспоминать об этих словах" (IV); или: "нельзя в 20-м веке в Европе (хотя бы в дальневосточной Европе) "защищать отечество" иначе, как бо- рясь...", или: "не наше дело, не дело демократов (не говоря уже о социа- листах) помогать Романову-Бобринскому-Пуришкевичу душить Украйну и т. д."; в последнем примере, так сказать, двустепенный разрыв: а) не дело демократов, в) (не говоря уже о социалистах). Еще пример: "Интерес (не по холопски понятой) национальной гордости великороссов совпадает с со- циалистическим интересом великорусских (и всех иных) пролетариев". Этот пример особенно интересен потому, что скобки здесь "необязательны": оба скобочных члена могли бы быть употреблены и не как вводные, вклиняющиеся в данное синтактическое развертывание элементы, а как равноправные "оп- ределения" - второе к слову "пролетариев", а первое к выражению "нацио- нальной гордости", но весь синтактический строй фразы оказывается в этом случае иным, интонация и распределение пауз - также. Явление "скобки" - очень сложно, как по своей обусловленности, так и по своей функции. Можно, например, говорить об обусловленности скобочно- го синтаксиса особыми условиями спешной публицистической работы, не поз- воляющей обращаться к переделке раз написанного, сводящей к минимуму черновик и обработку языка статьи и вызывающей, таким образом, естест- венное появление пояснительных скобок, которые являются не чем иным, как поправкой, вносимой дополнительно к уже написанному; условия работы мо- гут воспитать скобку уже просто, как привычку изложения и, так сказать, распространить ее на непринадлежащие ей "по праву" генезиса случаи. Мож- но говорить о скобках, как явлении, обусловленном самой особенностью высказывания и сообщения мыслей, как своего рода подчеркиваньи некоторых высказываний, заключаемых в скобки и поэтому воспринимаемых с большей отчетливостью в своей особости и отдельности, в своей выделенности из общего целого; как для некоторых писателей характерен в этом отношении курсив, так для других - скобки, порядок слов во фразе, применение под- черкивающих эпитетов и др. Я нисколько не хочу касаться в этой статье многообразных функций "скобки"*1; мною отмечено выше значение скобки, как разрыва плавности речи да и то, главным образом, поскольку плавность речи связана с декла- мационным построением речи, а следовательно и сама скобка выступает в функции, разрывающей декламационное синтактическое построение с его ин- тонацией, в функции снижающей "высокий стиль". Отсылаю к выше приведен- ным примерам и приведу еще случай, очень характерный, так как здесь чрезвычайно напряженный эмоциональный тон отрывка особенно _______________ *1 Синтаксису Ленина и в частности явлению "скобки" я посвящаю от- дельную подробную работу. дает ощутить разрушающую, снижающую функцию скобки. "Никто неповинен в том, если он родился рабом; но раб, который не только чуждается стремления к своей свободе, но оправдывает и прикра- шивает свое рабство (например, называет удушение Польши, Украйны и т. д., "защитой отечества" великороссов), такой раб, вызывающий законное чувство негодования, презрения и омерзения, есть холуй и хам" (V). Возвращаясь к первой редакции начала статьи (см. стр...) "как много говорят", - скажу, что в этом своем виде отрывок производит более "высо- костильное" впечатление, чем во второй редакции. У Ленина от этой "высо- костильности" и "пафосности" ничего не остается потому, что к разрушаю- щему влиянию скобок присоединяется и снижающее значение лексического ма- териала. К этому последнему я теперь и перехожу. 5. Цитирую начало статьи так, как оно дано у Ленина: "Как много говорят, толкуют, кричат теперь о национальности, об отечестве! Либеральные и ра- дикальные министры Англии, бездна "передовых" публицистов Франции (ока- завшихся вполне согласными с публицистами реакции), тьма казенных ка- детских и прогрессивных (вплоть до некоторых народнических и "марк- систских") писак России - все на тысячу ладов воспевают свободу и неза- висимость "родины", величие принципа национальной самостоятельности". Если в первой редакции данный отрывок, в его синтактическом и лекси- ческом строе, мог бы выполнить функцию эмоционально возвышенную, то под- линная ленинская редакция - с ее лексическим, фразеологическим и синтак- тическим содержанием (ср. подчеркнутые слова и выражения) исключает это вовсе. Лексический и фразеологический материал является одним из моментов, могущих парализовать эмоционально возвышенные декламационные возможности синтаксиса. В данном случае такую функцию несет: ироническая (ср. "пере- довых", "марксистских", "родины", "воспевают"; отчасти: бездна, тьма), интимно-фамильярная (ср. толкуют на тысячи ладов) и грубословная (ср. казенных писак) лексика. Этот лексический материал привносит не только эмоциональный семантический тон, чуждый эмоционально-пафосной речи, но и интонацию, разрушающую собственную эмоционально-пафосную интонацию. Лек- сическое и фразеологическое снижение, на ряду с синтактическим ("скоб- ки") и часто совместно с ним, может быть отмечено в разбираемой статье неоднократно.


    По всем вопросам пишите : kubinets@mailru.com