Проект
Коммунизм - будущее человечества



Разделы

  • Книги
  • Публицистика
  • Фотоальбом
  • Тексты песен
  • Гостевая книга
  • Книги: В.И. Ленин Выступления, статьи, письма


    В.И. Ленин Выступления, статьи, письма


    Задачи революционной молодежи

    В.И. Ленин (1914)


    Газета "Студент" №1 Сентябрь 1903 г
    Печатается по тексту Газеты "Студент" №1
    т. 7. c.341-356

    Редакционное заявление газеты "Студент", напечатанное впервые, если мы не ошибаемся, в № 4 (28) "Освобождения" и полученное равным образом "Искрой", свидетельствует, на наш взгляд, о значительном шаге вперед, происшедшем в воззрениях редакции после выпуска № 1 "Студента". Г-н Струве не ошибся, когда поспешил выразить свое несогласие со взглядами, изложенными в заявлении: эти взгляды, действительно, коренным образом расходятся с тем направлением оппортунизма, которого так последовательно и усердно держится либерально-буржуазный орган. Признав, что "только революционное чувство не может создать идейного объединения студенчества", что "для этой цели необходим социалистический идеал, опирающийся па то или иное социалистическое мировоззрение" и притом "определенное, цельное" мировоззрение, редакция "Студента" порвала уже в принципе с идейным безразличием и теоретичесхшм оппортунизмом, поставив на правильную почву вопрос о средствах революционизирования студенчества.

    Правда, с ходячей точки зрения вульгарного "революционизма", идейное объединение студенчества не требует цельного миросозерцания, а исключает таковое, идейное объединение обозначает "терпимое" отношение к различного рода революционным идеям, предполагает воздержание от решительного признания одного какого-либо определенного круга идей, одним словом, идейное объединение, с точки зрения этих мудрецов политиканства, предполагает некоторую безыдейность (конечно, прикрытую более или менее искусно избитыми формулами о широте взглядов, о важности единства во что бы то ни стало и немедленно и т. д. и т. п.). Довольно благовидным и, с первого взгляда, очень убедительным доводом в пользу такой постановки вопроса служит всегда указание на тот общеизвестный и неоспоримый факт, что в студенчество есть и не могут не быть весьма различные группы по их политико-социальным взглядам, а поэтому требование цельности и определенности миросозерцании неминуемо оттолкнет некоторые из этих групп, - следовательно, помешает объединению, следовательно, вызовет раздоры, вместо дружной работы, следовательно, ослабит силу общего политического натиска и т. д. без конца.

    Присмотримся к этому благовидному рассуждению. Возьмем, например, деление студенчества па группы из № 1 "Студента" - в этом первом номере требование определенного и цельного миросозерцания еще не было выдвинуто редакцией, которую поэтому трудно было бы заподозрить в пристрастности к социал-демократической "узости". Редакционная статья в № 1 "Студента" различает в современном студенчестве четыре крупные группы: 1) "равнодушная толпа" - "лица, совершенно индифферентно относящиеся к студенческому движению"; 2) "академисты" - сторонники студенческих движений на исключительно академической почве; 3) "противники студенческих движений вообще - националисты, антисемиты и т. д."; 4) "политики" - сторонники борьбы за свержение царского I деспотизма. "Эта группа, в свою очередь, состоит из двух противоположных элементов - из чисто буржуазной политической оппозиции, революционно на-строенпой, и - из создания последних дней (только ли последних дней? Н. Ленин) - социалистически настроенного революционного интеллигентного пролетариата". Если принять во внимание, что последняя подгруппа в свою очередь делится, как всем известно, на студентов социалистов-революционеров и студентов социал-демократов, то окажется, что в современном студенчестве имеется шесть политических групп: реакционеры, равнодушные, академисты, либералы, социалисты-революционеры и социал-демократы.

    Спрашивается: не случайная ли эта группировка? не есть ли это временное распределение настроений? Достаточно прямо поставить этот вопрос, чтоб па него был тотчас дан отрицательный ответ всяким, сколько-нибудь, знакомым с делом, человеком. Да иной группировки и быть не могло бы в нашем студенчестве, потому что оно является самой отзывчивой частью интеллигенции, а интеллигенция потому и называется интеллигенцией, что всего сознательнее, всего решительнее и всего точнее отражает и выражает развитие классовых интересов и политических группировок во всем обществе. Студенчество не было бы тем, что оно есть, если бы его политическая группировка не соответствовала политической группировке во всем обществе, - "соответствовала" не в смысле полной пропорциональности студенческих и общественных групп по их сило и численности, а в смысле необходимой и неизбежной наличности в студенчестве тех групп, какие есть в обществе. И для всего русского общества, с его зачаточным (сравнительно) развитием классовых антагонизмов, с его политической девственностью, с его забитостью и придавленностью громадных и громадной шик масс населения полицейским деспотизмом, характерны именно такие шесть групп: реакционеры, равнодушные, культурники, либералы, социалисты-революционеры и социал-демократы. Вместо "академистов" я поставил здесь "культурников", т. е. сторонников легального прогресса без политической борьбы, прогресса на почве самодержавия. Такие культурники есть во всех слоях русского общества, и везде они, подобно студенческим "академистам", ограничиваются маленьким кругом профессиональных интересов, улучшением данных отраслей народного хозяйства или государственного и местного управления, везде они боязливо сторонятся "политики", не различая (как не различают академисты) "политиков" различных направлений и называя политикой все и вся, относящееся до... формы правления. Слой культурпикои всегда являлся и является поныне широким основанием нашего либерализма: в "мирные" времена (т. е., в переводе на "русский" язык, во времена политической реакции) понятия культурника и либерала почти совершенно сливаются, да даже и в военные времена, во времена подъема общественного настроения, во времена растущего натиска на самодержавие, различно между этими понятиями нередко остается смутным. Русский либерал, даже когда он выступает перед публикой в свободном заграничном издании с прямым и открытым протестом против самодержавия, все ж таки не перестает чувствовать себя больше всего культурником и нет-пет, а примется рассуждать по-рабьи, или, если хотите, по-легальному, по-лояльному, по-верноподданнически: зри "Освобождение".

    Отсутствие определенной и ясно видной для всех грани между культурниками и либералами характерно вообще для всей политической группировки русского общества. Нам могли бы сказать, пожалуй, что вышеприведенное деление на шесть групп неправильно, ибо оно не соответствует классовому делению русского общества. Но такое возражение было бы несостоятельно. Классовое деление является, конечно, самым глубоким основанием политической группировки; оно в последнем счете всегда определяет, конечно, эту группировку. Но это глубокое основание вскрывается лишь по мере хода исторического развития и по мере сознательности участников и творцов этого развития. Этот "последний счет" подводится лишь политической борьбой, - иногда результатом долгой, упорной, годами и десятилетиями измеряемой борьбы, то проявляющейся бурно в разных политических кризисах, то замирающей и как бы останавливающейся на время. Недаром, например, в Германии, где особенно острые формы принимает политическая борьба и где особенно сознательно выступает передовой класс - пролетариат, - существуют все еще такие партии (и могучие партии), как центр, прикрывающий вероисповедным отличительным признаком свое разнородное (а в общем безусловно антипролетарское) классовое содержание. Тем менее можно удивляться тому, что классовое происхождение современных политических групп в России затемняется в сильнейшей степени политическим бесправием всего народа, господством над ним замечательно организованной, идейно сплоченной, традиционно-замкнутой бюрократии. Надо удивляться скорее тому, какой сильный отпечаток успело уже наложить европейско-капиталистическое развитие России, вопреки ее азиатскому политическому строю, па политическую группировку общества.

    Передовой класс всякой капиталистической страны, промышленный пролетариат, выступил уже и у нас на путь массового, организованного движения под руководством социал-демократии, под знаменем программы, которая уже давно стала программой всего международного сознательного пролетариата. Разряд равнодушных к политике неизмеримо многочисленнее, конечно, и России, чем в любой европейской стране, но и у нас уже не может быть речи о примитивной и первобытной девственности этого разряда: равнодушие несознательных рабочих - отчасти и крестьян - все чаще и чаще сменяется вспышками политического брожения и активного протеста, доказывая наглядно, что это равнодушие не имеет ничего общего с равнодушием сытых буржуа и мелких буржуа. Этот последний класс, особенно многочисленный в России при ее слабом еще, сравнительно, развитии капитализма, с одной стороны, начинает уже, несомненно, поставлять и реакционеров, сознательных и последовательных, - с другой стороны, и несравненно чаще, он слабо еще выделяется из массы серого и забитого "трудящегося народа", находя себе идеологов в широких слоях разночинской интеллигенции с совершенно неустановившимся миросозерцанием, с бессознательным смешением демократических и примитивно социалистических идей. Именно эта идеология и характерна для старой русской интеллигенции, как правого фланга либерально-народнической ее части, так и самого левого: "социалистов-революционеров".

    Я сказал: "старой" русской интеллигенции. Появляется у нас уже и новая, либерализм которой почти совсем очистился (не без помощи русского марксизма, конечно) от примитивного народничества и расплывчатого социализма. Образование настоящей буржуазно-либеральной интеллигенции идет у нас семимильными шагами, особенно благодаря участию в этом процессе столь поворотливых и отзывчивых ко всякому модному веянию оппортунизма людей, как гг. Струве, Бердяевы, Булгаковы и Ко. Что касается, наконец, до не принадлежащих к интеллигенции либеральных и реакционных слоев русского общества, то связь их с классовыми интересами тех или иных групп нашей буржуазии и наших землевладельцев достаточно ясна для всякого, кто сколько-нибудь знаком, например, с деятельностью наших земств, дум, биржевых, ярмарочных комитетов и т.д.


    Итак, мы пришли к несомненному выводу, что политическая группировка нашего студенчества не случайно, а необходимо и неизбежно является именно такой, какой мы обрисовали ее выше, в согласии с №1 газеты "Студент". Установив этот факт, мы легко уже можем разобраться в спорном вопросе о том, что собственно должно понимать под "идейным объединением студенчества", под его "революционизированием" и т. п. На первый взгляд, чрезвычайно странно даже, как мог оказаться спорным такой простой вопрос. Если политическая группировка студенчества соответствует политической группировке общества, то не означает ли это само собою, что под "идейным объединением" студенчества можно понимать только одно из двух: или привлечение возможно большего числа студентов па сторону вполне определенного круга социально-политических идей, или возможно более тесное сближение между студентами определенной политической группы и представителями этой группы вне студенчества?
    Не ясно ли само собой, что о революционизировании студенчества можно говорить только с точки зрения вполне определенного взгляда на содержание и характер этого революционизирования? Для социал-демократа, например, оно означает, во-первых, распространение социал-демократических убеждений среди студенчества и борьбу с теми взглядами, которые хотя и называются "социалистически-революционными", но с революционным социализмом не имеют ничего общего, а во-вторых, стремление расширить, сделать более сознательным и более решительным всякое демократическое, а в том числе и академическое движение в студенчестве.

    Каким образом был запутан и оказался спорным такой простой и ясный вопрос, - это очень интересный и очень характерный эпизод. Спор велся между "Революционной Россией" (№№ 13 и 17) и "Искрой" (№№ 31 и 35) по поводу "открытого письма" Киевского союзного совета объединенных землячеств и студенческих организаций (напечатано в № 13 "Революционной России" и в №1 "Студента". Киевский союзный совет нашел "узким" постановление II Всероссийского студенческого съезда 1902 года о том, чтобы студенческие организации состояли в сношениях с комитетами Российской социал-демократической рабочей партии, причем совершенно очевидный факт сочувствия некоторой части студенчества некоторых местностей "партии социалистов-революционеров" был благовидно прикрыт восьми "беспристрастным" и весьма несостоятельным рассуждением на тему о том, что "студенчество, как таковое, не может примыкать всецело ни к партии социалистов-революционеров, ни к партии социал-демократов". "Искра" указала на несостоятельность этого рассуждения, а "Революционная Россия", разумеется, горой встала на защиту его, обвинив искровских "фанатиков разъединений и расколов" в "бестактности", в недостатке политической зрелости.

    После того, что сказано было выше, несуразность такого рассуждения слишком уже очевидна. Речь идет о той или иной политической роли студенчества,

    И вот сначала, видите ли, надо закрыть глаза на то, что студенчество не отрезано от остального общества и поэтому всегда и неизбежно отражает в себе всю политическую группировку общества. Потом, с закрытыми глазами, принимаются разглагольствовать о студенчестве, как таковом, или о студенчество вообще. Вывод получается... о вреде разъединений и расколов, связанных с присоединением к той или иной политической партии. Ясно, как день, что для доведения до конца этого курьезного рассуждения надо было перескочить с политической почвы на почву профессиональную или учебную. И "Революционная Россия" в статье "Студенчество и революция" (№ 17) делает именно такое сальто-мортале, ссылаясь, во-первых, на общестуденческие интересы, на общестуденческую борьбу, а во-вторых, на учебные цели студенчества, задачи подготовки к предстоящей общественной деятельности, задачи выработки сознательных политических борцов. Обе эти ссылки весьма справедливы, - только к делу-то они не относятся и вопрос лишь запутывают. Вопрос стоит о политической деятельности, которая, по самому существу своему, неразрывно связана с борьбой партий и неизбежно требует выбора одной определенной партии. Каким же образом от этого выбора можно отговарниаться тем, что для всякой политической деятельности нужна серьезнейшая научная подготовка, "выработка" твердых убеждений, или тем, что всякая политическая работа не может ограничиваться одними кружками политиков данного направления, а должна направляться в более и более широкие слои населения, должна смыкаться с профессиональными интересами каждого слоя, соединять профессиональное движение с политическим, поднимать первое до второго?? Ведь один уж тот факт, что людям приходится, для защиты своей позиции, прибегать к подобным отговоркам, показывает воочию, до какой степени недостает нм самим ни определенных научных убеждений, ни твердой политической линии! С какой стороны ни подходить к делу, вы видите новое и новое подтверждение той старой испиты, которую давно проповедуют социал-демократы, преследуя эквилибристику социалистов-революционеров, и в научно-теоретическом и в практически-политическом отношении, - между марксизмом, с одной стороны, западноевропейским "критическим" оппортунизмом, с другой стороны, и русским мелкобуржуазным народничеством, с третьей стороны .

    В самом деле, представьте себе сколько-нибудь развитые политические отношения и взгляните на практическую постановку нашего "спорного вопроса". Допустим, перед нами есть партии клерикалов, либералов и социал-демократов. Они действуют в известных местностях, скажем, среди некоторых слоев студенчества и хотя бы рабочего класса. Они стараются привлечь на свою сторону возможно большее число влиятельнейших представителей того и другого. Спрашивается, мыслима ли такая вещь, чтобы против выбора этими представителями какой-либо одной определенной партии они стали восставать на том основании, что есть известные общие учебные и профессиональные интересы всего студенчества и всего рабочего класса? Это было бы все равно, как если бы необходимость борьбы партий оспаривали ссылкой на искусство книгопечатания, приносящее такую пользу всем партиям без различия. Нет ни одной партии в цивилизованных странах, которая бы не понимала громадной пользы возможно более широких и прочно поставленных учебных и профессиональных союзов, но всякая стремится к тому, чтобы в этих союзах преобладало именно ее влияние. Кто же не знает, что ссылка на беспартийность тех или иных учреждений является обыкновенно не более, как лицемерной фразой в устах правящих классов, желающих затушевать то, что существующие учреждения пропитаны уже в 99-ти случаях из ста самым определенным политическим духом? А ведь паши гг. социалисты-революционеры, в сущности, именно и поют дифирамбы в честь "беспартийности". Возьмите, например, такую чувствительную тираду "Революционной России" (№ 17-й): "Что же это за близорукая тактика, когда революционная организация непременно желает увидеть во всякой другой самостоятельной, неподчиненной ей организации конкурента, который должен быть уничтожен, в среду которого должно быть непременно внесено разделение, разъединение, дезорганизация?". Это сказано по поводу воззвания московской социал-демократической организации 1896 г., которая упрекает студенчество за то, что оно замкнулось в последние годы в узкий круг своих университетских интересов, и которую "Революционная Россия" поучает, что существование студенческой организации никогда не мешает отдавать свои силы на рабочее дело тем, кто "определился в революционном отношении".

    Посмотрите, сколько здесь путаницы. Конкуренция возможна (и неизбежна) только между политической и политической же организацией, между политическим и политическим же стремлением. Между обществом взаимопомощи и революционным кружком конкуренция невозможна, и, приписывая последнему желание непременно уничтожить первое, "Революционная Россия" говорит сущие пустяки. Но если в том же обществе взаимопомощи проявилось известное политическое стремление, - например, не помогать революционерам или исключать из библиотеки нелегальные книги, - то конкуренция и прямая борьба обязательна для всякого честного "политика". Если есть люди, замыкающие кружки в узко-университетские интересы (а такие люди несомненно есть, и в 1896 году их было гораздо больше!), то борьба между ними и людьми, проповедующими не сужение, а расширение интересов, точно так же необходима и обязательна. А ведь в открытом письме Киевского совета, вызвавшего полемику "Рев. России" с "Искрой", речь шла о выборе не между студенческими и революционными организациями, а между революционными организациями разных направлений. Следовательно, выбирать начали именно те, кто уже "определился в революционном отношении", а наши "социалисты-революционеры" тащат их назад под тем предлогом, что конкуренция между революционной и чисто студенческой организацией близорука... Очень уж это несвязно, господа!

    Революционная часть студенчества начала делать выбор между двумя революционными партиями, а ее угощают таким поучением: "не навязыванием" "определенного" (предпочтительнее, конечно, неопределенность...) "партийного ярлыка" (для кого ярлык, а для кого - знамя), "не насилием над умственною совестью товарищей-студентов" (вся буржуазная пресса всех стран всегда объясняет рост социал-демократии насилием вожаков и науськивателей над совестью мирных товарищей...) "достигалось эго влияние", т. о. влияние социалистической части студенчества па остальную. Думается, всякий порядочный студент оценит по заслугам это обвинение социалистов в "навязывании" ярлыков и в "насиловании совести". И эти бесхарактерные, дряблые и беспринципные речи говорятся в России, где так еще безмерно слабы понятия партийной организации, партийной выдержки и чести, партийного знамени!

    Революционному студенчеству наши "социалисты-революционеры" ставят в образец прежние студенческие съезды, которые провозглашали свою "солидарность с общеполитическим движением, совершенно отвлекаясь от фракционных раздоров, существующих в революционном лагере". Что такое "общеполитическое" движение? Движение социалистическое плюс либеральное. Отвлечься от этого различия - значит встать на сторону непосредственного и ближайшего, т. е. именно либерального движения. И к этому зовут "социалисты-революционеры"! К отстранению от партийной борьбы зовут люди, именующие себя особой партией! Не показывает ли это, что подобная партия не в состоянии провезти своего политического товара под собственным флагом, а вынуждена прибегать к контрабанде? Не явствует ли отсюда отсутствие у этой партии какого-либо своего определенного программного базиса? Мы сейчас увидим это.


    Ошибки социалистов-революционеров в их рассуждениях о студенчестве и революции не могут быть объяснены одной только нелогичностью, которую мы старались доказать выше. В известном смысле можно утверждать обратное: нелогичность их рассуждений вытекает из их основной ошибки. Как "партия", они заняли с самого начала такую внутренне противоречивую, такую скользкую позицию, что на ней не могли удержаться, без постоянных шатаний и падений, люди вполне честные и вполне способные к политическому мышлению. Надо всегда помнить, что не различными ошибками тех пли иных писателей, тех или иных деятелей объясняет социал-демократия вред, приносимый делу социализма "социалистами-революционерами", а, наоборот, все эти ошибки она считает неизбежным результатом фальшивой программной и политической позиции. На таком вопросе, как студенческий, эта фальшь выступает особенно наглядно, и становится очевидным противоречие между буржуазно-демократической точкой зрения и мишурным облачением революционного социализма. В самом деле, всмотритесь в ход мыслей программной статьи "Революционной России": "Студенчество и революция". Автор кладет во главу угла "бескорыстность и чистоту стремлений", "силу идеальных мотивов" у "юности". Именное в этом ищет он объяснения се "новаторских" полптических стремлений, а не в тех реальных условиях! общественного быта России, которые, с одной стороны, порождают непримиримое противоречие между самодержавием и весьма широкими и весьма разнородными слоями населения, а с другой стороны, - чрезвычайно затрудняют (скоро надо уже будет говорить: затрудняли) иное проявление политического недовольства, как через посредство университетов.

    Автор обрушивается затем па попытки социал-демократов сознательно отнестись к различию политических групп внутри студенчества, сплотить теснее однородные политические группы и разъединить то, что политически разнородно. Не то, чтобы автор критиковал неправильность той или иной из этих попыток, - смешно было бы утверждать, что все эти попытки и во всем всегда были удачны. Нет, автору чужда совершенно самая идея о том, что различие классовых интересов неизбежно должно отразиться и на политической группировке, что студенчество не может составить изъятия из всего общества, несмотря на всю свою бескорыстность, чистоту, идеальность и проч., что задача социалиста не затушевывать этого различия, а, напротив, разъяснять его возможно более широкой массе и закреплять его в политической организации. Автор смотрит па вещи с идеалистической точки зрения буржуазного демократа, а не с материалистической - социал-демократа.

    Автор не стыдится поэтому выставлять и повторять призыв революционного студенчества к "общеполитическому движению". Для него центр тяжести лежит именно в общеполитическом, т. е. в общедемократическом движении, которое должно быть едино. Единства этого не должны нарушать "чисто революционные кружки", которые должны группироваться "параллельно с общестуденческой организацией". С точки зрения интересов этого широкого и единого демократического движения преступно, конечно, "навязывание" партийных ярлыков и насилование умственной совести товарищей. Именно так смотрела буржуазная демократия и в 1848 году, когда попытки указать на противоречие классовых интересов буржуазии и пролетариата вызывали "всеобщее" осуждение "фанатиков разъединении и раскола". Именно так смотрит и новейшая разновидность буржуазной демократии, - оппортунисты и ревизионисты, жаждущие единой великой демократической партии, мирно идущей путем реформ, путем сотрудничества классов. Все они всегда были и не могут не быть врагами "фракционных" раздоров и сторонниками "общеполитического" движения.

    Вы видите: рассуждения социалистов-революционеров, несуразные и противоречивые до смешного с точки зрения социалиста, становятся вполне понятны и последовательны с точки зрения буржуазно-демократической. Это - потому, что партия социалистов-революционеров есть в сущности не что иное, как фракция буржуазной демократии, фракция, по составу своему преимущественно интеллигентская, по тонко зрения преимущественно мелкобуржуазная, по теоретическому своему знамени - эклектически соединяющая новейший оппортунизм и стародедовское народничество.

    Лучшим опровержением объединительной фразеологии буржуазного демократа является самый ход политического развития и политической борьбы. И в России рост действительного движения успел уже привести к такому опровержению. Я имею в виду выделение "академистов", как особой группы студенчества. Покуда не было настоящей борьбы, академисты не выделялись из "общестуденческой" массы, и "единство" всей "мыслящей части" студенчества казалось ненарушимым. Как только дошло до дела, - расхождение разнородных элементов стало неизбежным .

    Прогресс политического движения и прямого натиска па самодержавие тотчас же ознаменовался прогрессом определенности в политической группировке, - вопреки всяческим пустым речам об объединении всех и каждого. В том, что разделение академистов и политиков есть крупный шаг вперед, - едва ли станет! сомневаться хоть один человек. Но означает ли это! разделение, что студенты социал-демократы "порвут"! с академистами? "Революционной России" кажется, что да (см. № 17, стр. 3).

    Но кажется ой это только вследствие той путаницы,! которую мы обнаружили выше. Полная размежевка! политических направлений отнюдь не означает "разрыва" профессиональных и учебных союзов. Социал-демократ, который поставит своей задачей работу в студенчестве, непременно постарается проникнуть сам или через посредство своих агентов в возможно большее число возможно более широких "чисто студенческих" и самообразовательных кружков, постарается расширять кругозор того, кто требует только академической свободы, постарается пропагандировать именно социал-демократическую программу среди тех, кто еще ищет какой-нибудь программы.

    Резюмируем. Известная часть студенчества хочет выработать себе определенное и цельное социалистическое мировоззрение. Конечной целью этой подготовительной работы может быть - для студентов, желающих практически участвовать в революционном движении, - только сознательный и бесповоротный выбор одного из двух направлений, сложившихся в настоящее время в революционной среде. Кто протестует против такого выбора во имя идейного объединения студенчества, во имя его революционизирования вообще и т. п., - тот затемняет социалистическое сознание, тот проповедует на самом деле лишь безыдейность. Политическая группировка студенчества не может не отражать политической группировки всего общества, и долг всякого социалиста - стремиться к возможно более сознательной и последовательной размежевке политически разнородных групп. Призыв, обращенный к студенчеству партией соц.-рев., - "провозгласить свою солидарность с общеполитическим движением и совершенно отвлечься от фракционных раздоров в революционном лагере" - является, по сущности сноси, не чем иным, как призывом назад, от социалистической к буржуазно-демократической точно зрения. В этом пет ничего удивительного, ибо "партия соц.-рев." ост г" лишь фракция буржуазной демократии в России. Разрыв студента социал-демократа с революционерами и политиками всех других направлений отнюдь не означает разрыва общестуденческих и образовательных организаций; напротив, только стоя на точке зрения вполне определенной программы, можно и должно работать в самых широких кругах студенчества над расширением академического кругозора и над пропагандой научного социализма, т. е. марксизма.

    P. S. В следующих письмах я хотел бы побеседовать с читателями "Студента" о значении марксизма для выработки цельного миросозерцания, о принципиальных и тактических отличиях социал-демократической партии и партии соц.-рев., о вопросах студенческой организации и об отношении студенчества к рабочему классу вообще.



    По всем вопросам пишите : kubinets@mailru.com