Проект
Коммунизм - будущее человечества



Разделы

  • Книги
  • Публицистика
  • Фотоальбом
  • Тексты песен
  • Гостевая книга
  • Мао Цзэдун Относительно противоречия


    Мао Цзэдун Относительно противоречия
  • Содержание
  • Два воззрения на мир
  • Всеобщность противоречия
  • Специфичность противоречия
  • Главное противоречие и главная сторона противоречия
  • Тождество и борьба противоположностей
  • Место антагонизма в ряду противоречий
  • Заключение
  • Примечания
  • 4. Главное противоречие и главная сторона противоречия

    В вопросе о специфичности противоречий есть ещё два момента, которые необходимо рассмотреть особо: это главное противоречие и главная сторона противоречия.

    В каждом сложном процессе развития явлений существует целый ряд противоречий, в числе которых всегда имеется главное противоречие; его существование и развитие определяют существование и развитие остальных противоречий и воздействуют на них.

    Например, в капиталистическом обществе две противоположные силы — пролетариат и буржуазия — образуют главное противоречие. Другие же противоречия, как, например, противоречие между остатками класса феодалов и буржуазией, противоречие между крестьянами — мелкими собственниками — и буржуазией, противоречие между пролетариатом и крестьянами — мелкими собственниками, противоречие между немонополистической буржуазией и монополистической буржуазией, противоречие между буржуазной демократией и фашизмом, противоречия между капиталистическими странами, противоречия между империализмом и колониями и другие противоречия — все они определяются этим главным противоречием и находятся под его воздействием.

    В полуколониальных странах, как, например, в Китае, отношения между главным противоречием и неглавными противоречиями являют собой сложную картину.

    В случае агрессивной войны империалистов против такой страны различные её классы, за исключением небольшой кучки национальных предателей, могут временно сплотиться для ведения национальной войны против империализма. В этом случае противоречие между империализмом и данной страной становится главным противоречием, а все противоречия между различными классами внутри этой страны (включая главное противоречие — между феодальным строем и народными массами) временно отступают на второстепенное место и занимают подчинённое положение. Такая ситуация была характерной для опиумной войны 1840 года в Китае, китайско-японской войны 1894 года, войны, которую вели «боксёры» в 1900 году, и характерна для нынешней китайско-японской войны.

    Однако в иной ситуации противоречия меняются своими местами. Когда империализм не прибегает к вооружённому угнетению, а использует более умеренные формы угнетения — давление в политической, экономической, культурной и других областях, — господствующий класс полуколониальной страны может капитулировать перед империализмом, и тогда между ними возникает союз для совместного угнетения народных масс. В этом случае народные массы нередко прибегают к гражданской войне как форме борьбы против блока империалистов и класса феодалов, а империализм, не прибегая к непосредственным действиям, зачастую использует косвенные пути для поддержки реакционных сил полуколониальной страны в деле угнетения народа. В этих случаях особенно обостряются внутренние противоречия. Такая ситуация была характерной для революционной войны 1911 года, революционной войны 1924-1927 годов, десятилетней революционной аграрной войны после 1927 года в Китае. Аналогичное положение наблюдается и при внутренних войнах между различными реакционными правящими кликами в полуколониях, например при войнах между милитаристами в Китае.

    Когда же революционная война в стране принимает такие масштабы, что начинает угрожать самому существованию империализма и его; агентуры — внутренней реакции, империализм, пытаясь сохранить свое господство, нередко прибегает, помимо указанных средств, и к иным средствам: это либо внесение раскола в лагерь революции, либо непосредственное вторжение иностранных вооруженных сил для оказания помощи внутренней реакции. В этих случаях между иностранным империализмом и внутренней реакцией страны, совершенно открыто группирующимися на одном полюсе, и народными массами, стоящими на другом полюсе, возникает главное противоречие, которое определяет развитие или воздействует на развитие других противоречий. Примером такой вооруженной интервенции является помощь различных капиталистических стран реакционерам России после Октябрьской революции. Примером раскола революционного фронта является предательство Чан Кайши в 1927 году.

    Во всяком случае, совершенно несомненно, что на каждом из различных этапов развития процесса существует лишь одно главное противоречие, которое играет ведущую роль.

    Отсюда следует, что в любом процессе, если в нём существует много противоречий, всегда имеется одно главное, которое играет ведущую, решающую роль, тогда как остальные занимают второстепенное и подчиненное положение. Следовательно, при изучении любого процесса, если это сложный процесс, содержащий более двух противоречий, необходимо стремиться отыскать главное противоречие. Определив это главное противоречие, легко решать все проблемы. Таков метод, указанный нам Марксом при изучении им капиталистического общества. Этот же метод указывают нам Ленин и Сталин при исследовании ими империализма и общего кризиса капитализма, при исследовании экономики Советского Союза. Тысячи и тысячи ученых и практиков не понимают этого метода; в результате они бродят точно в потёмках, не могут найти главного звена, а потому не могут найти и метода разрешения противоречий.

    Выше уже говорилось, что нельзя подходить одинаково ко всем противоречиям, имеющимся в процессе, что нужно разграничить в них главное противоречие и второстепенные, причем самое важное — ухватиться за главное. Но можно ли подходить одинаково к обеим сторонам в различных противоречиях, будь то в главном противоречии или во второстепенном? Нет, тоже нельзя. Стороны любого противоречия развиваются неравномерно. Иногда кажется, что между ними существует равновесие, однако это лишь временное и относительное положение; основное же положение — неравномерное развитие. Из двух сторон противоречия одна непременно является главной, а другая — второстепенной. Главная — это та, которая играет в противоречии ведущую роль… Характер вещей и явлений в основном определяется главной стороной противоречия, которая занимает доминирующее положение.

    Но такое положение сторон противоречия не является неизменным — главная и неглавная стороны противоречия превращаются одна в другую, и соответственно изменяется и характер явлений. Если в определенном процессе или на определенном этапе развития противоречия главной его стороной является А, а неглавной — Б, то на другом этапе развития или в другом процессе развития положение сторон взаимно меняется — меняется в зависимости от степени изменения соотношения сил обеих борющихся сторон противоречия в процессе развития явления.

    Мы часто говорим, что «новое приходит на смену старому». Смена старого новым — всеобщий и неодолимый закон вселенной. Превращение одного явления в другое посредством скачка, происходящего в различных формах в соответствии с характером самого явления и условиями, в которых оно находится, — это и есть процесс смены старого новым. В любом явлении содержится противоречие между новым и старым, порождающее многообразную и сложную борьбу. В результате этой борьбы новое растет и возвышается до главенствующего; старое же уменьшается и становится отмирающим; а как только новое берет верх над старым, старое явление с его качеством превращается в новое явление с его собственным новым качеством. Отсюда следует, что качество вещей или явлений в основном определяется главной стороной противоречия, занимающей доминирующее положение. Когда главная сторона противоречия, занимающая доминирующее положение, претерпевает изменение, то соответственно изменяется и качество явления.

    Капитализм, занимавший подчинённое положение в старом, феодальном обществе, превращается в капиталистическом обществе в господствующую силу; соответственно изменяется и характер общества — оно превращается из феодального в капиталистическое. Феодализм же в новом, капиталистическом обществе превращается из господствовавшей в прошлом силы в подчинённую и затем постепенно гибнет. Так произошло, например, в Англии и Франции. С развитием производительных сил буржуазия из нового класса, игравшего прогрессивную роль, превращается в старый класс, играющий реакционную роль, и в конечном счёте свергается пролетариатом и превращается в экспроприированный и лишённый власти класс. Этот класс также со временем погибнет. Пролетариат, численно намного превосходящий буржуазию, растущий одновременно с буржуазией, но находящийся под её господством, представляет новую силу; занимая в начальный период зависимое от буржуазии положение, он постепенно растет, крепнет и превращается в класс независимый, играющий ведущую роль в истории, в класс, который в конечном счете приходит к власти и становится господствующим. При этом характер общества изменяется — оно превращается из старого, капиталистического в новое, социалистическое. Таков путь, который уже прошел Советский Союз и по которому неминуемо пойдут все другие страны.

    Что касается Китая, то в противоречивом процессе превращения его в полуколонию главенствующее положение занимает империализм. Империализм угнетает китайский народ, Китай же из независимой страны превратился в полуколонию. Но положение неизбежно изменится: в условиях борьбы те силы, которые выросли в китайском народе под руководством пролетариата, неминуемо превратят Китай из полуколонии в независимое государство, а империализм будет свергнут. Старый Китай неминуемо превратится в новый Китай.

    Превращение старого Китая в новый включает в себя и перемену в положении старых, феодальных сил и новых, народных сил. Старый, феодальный помещичий класс будет свергнут, он превратится из господствующего в подчинённый и тоже постепенно погибнет. Народ же под руководством пролетариата превратится из подчинённого в господствующий. При этом характер китайского общества изменится, то есть старое, полуколониальное, полуфеодальное общество превратится в новое, демократическое.

    Подобного рода превращения уже имели место в прошлом. Маньчжурская династия, господствовавшая в Китае почти 300 лет, была свергнута во время революции 1911 года, и революционный «Тунмынхуэй», руководимый Сунь Ятсеном, завоевал было победу. В революционной войне 1924-1927 годов объединённые революционные силы гоминдана и коммунистической партии на юге Китая из слабых превратились в могущественные и добились победы в Северном походе, а некогда грозные северные милитаристы оказались свергнутыми. В 1927 году народные силы, руководимые коммунистической партией, под ударами со стороны гоминдановской реакции резко уменьшились, но, очистив свои ряды от оппортунизма, они вновь постепенно выросли и окрепли. На территории революционных баз, руководимых коммунистической партией, крестьяне из подвластных превратились во властителей, а помещики претерпели обратное превращение. Так в мире постоянно происходит смена старого новым, постоянно совершается ликвидация старого и возникновение нового, гибель старого и рождение нового или отмирание старого и развитие нового.

    Иногда в революционной борьбе трудности преобладают над благоприятными условиями; в этом случае трудности являются главной стороной противоречия, а благоприятные условия — второстепенной. Однако усилиями революционеров удается постепенно преодолеть трудности, создать новую, благоприятную обстановку, и тогда неблагоприятное положение уступает место благоприятному. Так было после поражения революции в Китае в 1927 году, так было и с Красной армией Китая во время Великого похода. И в нынешней китайско-японской войне Китай опять находится в трудном положении, но мы можем изменить это, добиться коренного изменения в положении китайской и японской сторон. При обратных условиях благоприятное положение может превращаться в неблагоприятное, если революционеры допускают ошибки. Победа, одержанная в революции 1924-1927 годов, обратилась в поражение. В 1934 году были полностью утрачены революционные базы, созданные в ряде провинций Южного Китая после 1927 года.

    Так же обстоит дело и с противоречием в движении от незнания к знанию при овладении науками. В самом начале, когда мы только приступаем к изучению марксизма, существует противоречие между нашим незнанием или ограниченным знанием марксизма и знанием марксизма. Однако, усердно занимаясь, можно добиться превращения незнания в знание, незначительных знаний в глубокие, беспомощности в применении марксизма в свободное его применение.

    Кое-кто полагает, что существуют такие противоречия, на которые это положение вовсе не распространяется; например, если в противоречии между производительными силами и производственными отношениями главная сторона — производительные силы, в противоречии между теорией и практикой главная сторона — практика, в противоречии между экономическим базисом и надстройкой главная сторона — экономический базис, то положение сторон якобы взаимно не меняется. Это — понимание, свойственное механистическому, а не диалектическому материализму. Разумеется, производительные силы, практика и экономический базис вообще выступают в главной, решающей роли, и кто этого не признает, тот не материалист. Однако необходимо также признать, что в определённых условиях и производственные отношения, теория и надстройка, в свою очередь, выступают в главной, решающей роли. Когда без изменения производственных отношений производительные силы не могут развиваться дальше, изменение производственных отношений начинает играть главную, решающую роль. Когда, говоря словами Ленина, «без революционной теории не может быть и революционного движения»[15], тогда создание и распространение революционной теории начинает играть главную, решающую роль. Когда нужно выполнить какое-либо дело (безразлично какое), но для этого нет определённого направления, метода, плана или установки, тогда выработка направления, метода, плана или установки становится главным, решающим. Когда политическая, культурная и т.п. надстройка мешает развитию экономического базиса, политические и культурные преобразования превращаются в главное, решающее. Грешат ли эти положения против материализма? Нет, не грешат. Потому что мы признаем, что в общем ходе исторического развития материальное начало определяет духовное, общественное бытие определяет общественное сознание, но одновременно мы признаем, и должны признавать, обратное воздействие духовного начала на материальное, обратное воздействие общественного сознания на общественное бытие, обратное воздействие надстройки за экономический базис. Этим мы не грешим против материализма, а, отвергая механистический материализм, отстаиваем материализм диалектический.

    При изучении вопроса о специфичности противоречий отказаться от рассмотрения таких двух проблем, как главное и неглавные противоречия в данном процессе и главная и неглавная стороны в противоречии, то есть отказаться от рассмотрения этих различий, имеющих место в противоречиях, — значит впасть в абстракции и не быть в состоянии конкретно понять, что происходит с противоречиями, а значит, и не быть в состоянии найти правильный метод разрешения противоречий. Эти различия, имеющие место в противоречиях, эти их особые черты объясняются неравномерностью развития сторон противоречия. В мире ничто не развивается абсолютно равномерно, и мы должны бороться против теории равномерности, или теории равновесия. Вместе с тем в неравномерности развития сторон противоречия и в изменениях, которым подвергаются главная и неглавная стороны противоречия в процессе развития, как раз и проявляется сила нового, идущего на смену старому. Изучение различных состояний неравномерности в развитии противоречий, изучение главного и неглавных противоречий, главной и неглавной сторон в противоречии является одним из важных методов правильного определения революционной партией своей политической и военной стратегии и тактики и должно быть предметом пристального внимания всех коммунистов.



    По всем вопросам пишите : kubinets@mailru.com