Проект
Коммунизм - будущее человечества



Разделы

  • Книги
  • Публицистика
  • Фотоальбом
  • Тексты песен
  • Гостевая книга
  • Субкоманданте Маркос 7 деталей мировой головоломки


    Субкоманданте Маркос 7 деталей мировой головоломки
    1. Содержание
    2. Деталь 1: Концентрация богатства и распределение бедности
    3. Деталь 2: Глобализация эксплуатации
    4. Деталь 3: Миграция: блуждающий кошмар
    5. Деталь 4: Мировое финансовое объединение и глобализация коррупции и преступности
    6. Деталь 5: Законное насилие незаконной власти?
    7. Деталь 6: Мегаполитика и карлики
    8. Деталь 7: Мешки сопротивления
    9. Заключение

    Деталь 5:
    Законное насилие незаконной власти?

    Фигура 5 выстраивается путем изображения пятиугольника.

    Государство, в условиях неолиберализма, стремится к самосокращению до «необходимого минимума». Так называемое «государство-благодетель», не только превратилось в не более чем устаревший термин, но и продолжает избавляться от всего, что составляло его сущность и вскоре останется ни с чем.

    В кабаре глобализации перед нами — «шоу» государства, исполняющего «танец на столе» и сбрасывающего с себя последние одежды, пока на нем не останется последнего необходимого элемента — репрессивных сил. Уничтожена его материальная база, аннулированы его возможности суверенитета и независимости, смазаны различия между политическими классами. Национальные государства более или менее быстро превращаются в обыкновенный аппарат «безопасности» мегапредприятий, которые возводит неолиберализм в ходе этой Четвёртой мировой войны.

    Вместо того, чтобы направить общественные средства на социальные нужды, государства предпочитают улучшать состав, вооружение и подготовку своих репрессивных сил, с тем чтобы эффективно справиться с задачей, которую политика уже давно перестала выполнять — контроль над обществом.

    Репрессивные аппараты современных государств называют себя «профессионалами законного насилия». Но что делать, если насилие уже подчинено законам рынка? Где находится насилие законное и где незаконное? На какую монополию на насилие могут претендовать полуразрушенные национальные государства, если свободная игра спроса и предложения оспаривает у них эту монополию? Разве мы не убедились в детали 4, что отношения между организованной преступностью, правительствами и финансовыми центрами более чем тесны? Разве не очевидно, что организованная преступность владеет целыми армиями, единственным сдерживающим фактором которых является огневая мощь противника? Таким образом, «монополия на насилие» уже не принадлежит национальным государствам. Современный рынок выставил её на продажу…

    Всё это к слову, потому что кроме полемики о насилии законном и незаконном, существует ещё и дискуссия (думаю, ложная) о насилии «рациональном» и «иррациональном».

    Определённый сектор мировых интеллектуальных кругов (настаиваю на том, что деятельность интеллектуалов мира намного сложнее, чем просто быть «правыми или левыми», «сторонниками правительства или оппозиционерами», «и т.д. хорошими или и т.д. плохими») утверждает что к насилию можно прибегнуть «рациональным» образом, направлять его «выборочно» (есть даже те, кто говорит о «техническом изучении рынка насилия») и применять его с «хирургической» точностью против зол общества. Идеи, наподобие этих, вдохновили недавнюю гонку вооружений в странах Американского Союза: «хирургическое», точное оружие и военные операции как скальпель «нового мирового порядка». Так родились «умные бомбы» которые, как мне рассказывал один репортёр, покрывавший «Бурю в пустыне», не столь «умны» и «колеблются» в том чтобы отличить больницу от ракетного склада; в случае подобного «сомнения» «умные бомбы» не воздерживаются, а разрушают). Но в конце концов, Персидский залив, как говорили товарищи из сапатистских селений, находится слишком далеко от столицы штата Чьяпас (хотя положение курдов до озноба по спине похоже на происходящее с индейцами в стране, считающей себя «демократической» и «свободной»), так что довольно о «той» войне, когда у нас есть «наша».

    Итак, спор о насилии «рациональном» и «иррациональном» открывает путь к одной интересной, и, к сожалению, небесполезной в настоящее время, дискуссии. Можно было бы спросить, например, что понимается под «рациональным». Если ответ — «государственные соображения» (предполагая, что они существуют, и, прежде всего, что можно было бы обнаружить у современного неолиберального государства хоть какие-нибудь соображения), в этом случае стоит задать вопрос, соответствуют ли эти «государственные соображения» «общественным соображениям» (предполагая, естественно, что в сегодняшнем обществе осталась какая-то доля рациональности), и более того — является ли «рациональное» насилие государства столь же «рациональным» и для общества. Здесь не о чем особо мудрствовать (если не от скуки), современные «государственные соображения» являются ничем иным, как «соображениями финансовых рынков».

    Но как управляет современное государство своим «рациональным насилием»? И, вспоминая историю, сколько времени продолжается эта «рациональность»? Время, проходящее от одних выборов до следующих или до переворота (в зависимости от случая)? Сколько случаев государственного насилия, приветствовавшегося в свое время как «рациональное», признаются сегодня как «иррациональное»?

    Леди Маргарет Тэтчер, «благодарно» вспоминаемая британским народом, побеспокоилась написать пролог к книге Каспара Вайнберга и Питера Швейцера «Следующая война» (Регнери Паблишинг, Инк. Вашингтон, Д.С. 1996).

    В этом тексте госпожа Тэтчер делится некоторыми размышлениями о трёх общих чертах между миром «холодной войны» и миром после её окончания. Первая из них в том, что всегда будет достаточно агрессоров, угрожающих «свободному миру». Вторая заключается в необходимости военного превосходства «демократических государств» над возможными агрессорами. И третья общая черта состоит в том, что это военное превосходство должно быть, прежде всего, превосходством технологическим.

    В конце пролога, так называемая «железная леди» следующим образом определяет «насильственную рациональность» современных государств: «Война может начаться по множеству различных причин. Но худший вариант обычно случается, если государственные власти считают, что могут достичь своих целей без войны или, по крайней мере, путём ограниченной войны, которая может быть быстро выиграна — и впоследствии этот расчет не оправдывается».

    Сценарии «будущих войн» для господ Вайнберга и Швейцера это: Северная Корея и Китай (6 апреля 1998 г.)****, Иран (4 апреля 1999 г.), Мексика (7 марта 2003 г.), Россия (7 февраля 2006 г.) и Япония (19 августа 2007 г.). Таким образом, нет сомнений в том, кто является потенциальным агрессором — азиаты, арабы, латиноамериканцы и европейцы*****. Почти весь мир считается потенциальным агрессором, угрожающим современной «демократии».

    Логично (по крайней мере, в рамках либеральной логики) — в настоящее время, власть (т.е. власть финансовая) понимает, что может «достичь свои цели» только путём войны, причём «не ограниченной войны, которая может быть быстро выиграна», а путём войны всеобъемлющей и всеобщей, мировой во всех отношениях.

    И в этом отношении мы верим новому государственному секретарю Соединённых Штатов Мадлен Олбрайт, когда она заявляет: «Одной из приоритетных задач нашего правительства является то, чтобы экономические интересы Соединенных Штатов были обеспечены в мировом масштабе» («Уолл Стрит Джорнал», 21.01.1997 г.); следует понимать, поэтому, что весь мир (я хочу сказать «весь-весь») является театром операций этой войны.

    Таким образом, можно прийти к выводу, что если спор о «монополии на насилие» происходит не в рамках рыночных законов, а ставится под сомнение снизу, мировая власть «обнаруживает» в этом вызов «потенциального агрессора». В этом заключается один из вызовов (один из наименее изученных и наиболее «осуждаемых», среди многих других), брошенный индейцами Сапатистской Армии Национального Освобождения (САНО), которые восстали с оружием в руках против неолиберализма и ради человечества.

    Это символ североамериканской военной мощи, пятиугольник (пентагон).

    Новая «мировая полиция» претендует на то, чтобы «национальные» армии и полиции были просто «корпусом безопасности», гарантирующими «порядок и прогресс» в неолиберальных мегаполисах.



    По всем вопросам пишите : kubinets@mailru.com