Проект
Коммунизм - будущее человечества



Разделы

  • Книги
  • Публицистика
  • Фотоальбом
  • Тексты песен
  • Гостевая книга
  • Краткий курс истории ВКП(б) (1938)


    Краткий курс истории ВКП(б) (1938)
  • СОДЕРЖАНИЕ
  • ВВЕДЕНИЕ
  • ГЛАВА I
  • ГЛАВА II
  • ГЛАВА III
  • ГЛАВА IV
  • ГЛАВА V
  • ГЛАВА VI
  • ГЛАВЫ VII - VIII
  • ГЛАВА IX
  • ГЛАВА Х
  • ГЛАВЫ XI - XII
  • ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  •         ГЛАВА II
    
         ОБРАЗОВАНИЕ РОССИЙСКОЙ СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ РАБОЧЕЙ ПАРТИИ. ПОЯВЛЕНИЕ
    ВНУТРИ ПАРТИИ ФРАКЦИЙ БОЛЬШЕВИКОВ И МЕНЬШЕВИКОВ.
            (1901 -- 1904 годы).
    
         1. Подъем революционного движения в России в 1901 -- 1904 годах.
    
         В  конце XIX столетия в Европе  разразился  промышленный кризис. Кризис
    этот вскоре захватил и Россию. За годы кризиса  -- 1900-1903 -- закрылось до
    3 тысяч крупных и  мелких предприятий. На  улицу  было выброшено  свыше  100
    тысяч  рабочих.  Заработная  плата оставшимся  на предприятиях рабочим резко
    сокращалась. Незначительные уступки, вырванные ранее рабочими у капиталистов
    в упорных экономических стачках, были теперь обратно взяты капиталистами.
         Промышленный кризис, безработица не остановили  и не ослабили  рабочего
    движения.  Наоборот, борьба  рабочих стала принимать все более революционный
    характер. От экономических  стачек рабочие стали переходить  к  политическим
    стачкам. Наконец, рабочие переходят к демонстрациям, выставляют политические
    требования о  демократических свободах,  выставляют лозунг:  "Долой  царское
    самодержавие".
         В  1901  году  первомайская  стачка  на  военном  Обуховском  заводе  в
    Петербурге превратилась в кровавое столкновение между  рабочими и  войсками.
    Вооруженным царским  войскам рабочие могли  противопоставить только камни  и
    куски  железа.  Упорное  сопротивление  рабочих  было   сломлено.   А  потом
    последовала жестокая  расправа: около 800  рабочих было  арестовано,  многие
    были брошены  в тюрьмы  и сосланы  на  каторгу.  Но героическая  "Обуховская
    оборона"  оказала  значительное влияние  на рабочих в России,  вызвала волну
    сочувствия среди рабочих.
         В  марте  1902  года  происходят  крупные   забастовки  и  демонстрация
    батумских    рабочих,   организованные    Батумским   социал-демократическим
    комитетом. Батумская демонстрация всколыхнула  рабочих и  крестьянские массы
    Закавказья.
         В том же 1902  году  в Ростове-на-Дону  происходит  крупная  27 стачка.
    Вначале забастовали  железнодорожники, вскоре к ним примкнули рабочие многих
    заводов. Стачка всколыхнула  всех рабочих,  на митинги  за городом в течение
    нескольких дней собиралось  до  30 тысяч  рабочих. На этих  митингах  читали
    вслух  социал-демократические  прокламации,  выступали  ораторы.  Полиция  и
    казаки не  в силах были  разогнать эти многотысячные собрания рабочих. Когда
    несколько  рабочих  было  убито  полицией,  на другой  день на  их  похороны
    собралась огромная демонстрация  рабочих.  Лишь собрав  войска  из  соседних
    городов,  царское  правительство  сумело подавить стачку. Борьбой ростовских
    рабочих руководил Донской комитет РСДРП.
         Еще  более  крупные  размеры приняли  стачки в 1903  году. В этом  году
    происходят массовые политические стачки на юге, охватившие Закавказье (Баку,
    Тифлис, Батум) и  крупнейшие города  Украины  (Одесса, Киев, Екатеринослав).
    Стачки становятся все более упорными, организованными. В отличие  от прежних
    выступлений  рабочего класса почти всюду политической борьбой рабочих  стали
    руководить социал-демократические комитеты.
         Рабочий  класс  России  поднимался  на  революционную борьбу с  царской
    властью.
         Рабочее движение оказало свое влияние  на  крестьянство. Весной и летом
    1902 года  на Украине (в Полтавской и  Харьковской  губерниях) и  в Поволжье
    развернулось  крестьянское движение. Крестьяне  поджигали  помещичьи имения,
    захватывали помещичью землю,  убивали  ненавистных  им земских начальников и
    помещиков. Против  восставших крестьян  высылалась военная  сила, в крестьян
    стреляли, их сотнями арестовывали, руководителей и  организаторов  бросали в
    тюрьмы, но революционное движение крестьян продолжало нарастать.
         Революционные выступления рабочих  и крестьян показывали, что в  России
    назревает и близится революция.
         Под влиянием  революционной борьбы рабочих  усиливается  и студенческое
    оппозиционное движение. Правительство в ответ на студенческие демонстрации и
    забастовки  закрыло  университеты,  бросило  сотни  студентов  в  тюрьмы  и,
    наконец, придумало отдачу  непокорных студентов  в солдаты. В  ответ  на это
    учащиеся всех высших учебных заведений организовали зимой 1901 -- 1902  года
    всеобщую стачку студентов. Стачка эта охватила до 30 тысяч человек.
         Революционное движение рабочих и крестьян  и особенно репрессии  против
    студентов  заставили  расшевелиться  также либеральных буржуа и  либеральных
    помещиков, сидевших в  так называемых земствах,  заставили их поднять  голос
    "протеста" против "крайностей" царского правительства, репрессировавшего  их
    сынков-студентов. 28
         Опорными пунктами земских  либералов  служили земские  управы. Земскими
    управами назывались  местные органы управления,  которые распоряжались чисто
    местными  делами,   касавшимися   сельского  населения  (проведение   дорог,
    устройство больниц и школ). Либеральные помещики играли довольно видную роль
    в  земских управах.  Они  были близко связаны с либеральными  буржуа и почта
    сливались   с  ними,  ибо  сами  начинали  переходить  в  своих  имениях  от
    полукрепостнического  хозяйства к  капиталистическому,  как более выгодному.
    Обе эти группы  либералов стояли, конечно, за царское правительство,  но они
    были против "крайностей" царизма, опасаясь, что именно эти "крайности" могут
    усилить революционное движение.  Боясь "крайностей" царизма,  они еще больше
    боялись   революции.   Протестуя   против  "крайностей"   царизма,  либералы
    преследовали  две  цели: во-первых, "образумить" царя, во-вторых,-- накинуть
    на  себя маску  "большого  недовольства"  царизмом, войти  в доверие народа,
    отколоть народ или часть народа от революции и ослабить тем самым революцию.
         Конечно, земско-либеральное движение не представляло чего-либо опасного
    для  существования царизма, но оно  все  же служило показателем того, что  с
    "вековечными" устоями царизма обстоит не совсем благополучно.
         Земско-либеральное   движение  привело  в   1902   году  к  организации
    буржуазной   группы  "Освобождение",   составившей   ядро  будущей   главной
    буржуазной партии в России -- партии кадетов.
         Видя, как все более  грозным потоком разливается  по стране  рабочее  и
    крестьянское движение, царизм  принимает все меры к  тому,  чтобы остановить
    революционное движение. Все чаще и чаще против рабочих стачек и демонстраций
    применяется военная сила, пуля и нагайка становятся обычным ответом царского
    правительства  на  выступления   рабочих   и  крестьян,  тюрьмы   и   ссылки
    переполняются.
         Наряду с усилением  репрессий, царское правительство пытается принять и
    другие, более  "гибкие", меры, не имеющие характера репрессий, чтобы отвлечь
    рабочих  от  революционного  движения.  Делаются  попытки  создать фальшивые
    рабочие  организации  под  опекой  жандармов  и   полиции.  Эти  организации
    назывались  тогда организациями "полицейского социализма", или  зубатовскими
    организациями (по фамилии жандармского  полковника Зубатова, создавшего  эти
    полицейские  рабочие  организации).  Царская  охранка  через  своих  агентов
    старалась  внушить рабочим, будто  царское правительство  само готово помочь
    рабочим в  удовлетворении их экономических требований. "Зачем  же заниматься
    политикой, зачем устраивать  революцию,  если сам царь стоит  29 на  стороне
    рабочих",-- говорили  зубатовцы  рабочим.  Зубатовцы  создали  в  нескольких
    городах  свои организации. По образцу  зубатовских организаций и  с  теми же
    целями  была создана в  1904 году  попом  Гапоном организация  под названием
    "Собрание русских фабрично-заводских рабочих Петербурга".
         Но попытка царской охранки подчинить себе  рабочее движение не удалась.
    Справиться  подобными  мерами   с  нарастающим   рабочим  движением  царское
    правительство  оказалось  не  в  состоянии. Растущее  революционное движение
    рабочего класса смело со своего пути эти полицейские организации.
    
         2.   Ленинский  план  построения   марксистской   партии.   Оппортунизм
    "экономистов". Борьба "Искры" за ленинский план. Книга Ленина "Что делать?".
    Идеологические основы марксистской партии.
    
         Несмотря   на   состоявшийся   в   1898   году   I   съезд   Российской
    социал-демократической  партии, объявивший об образовании партии, партия все
    же не была создана. Не было  программы  и устава партии. Центральный Комитет
    партии,  избранный  на  I  съезде,   был   арестован   и   больше   уже   не
    восстанавливался,  ибо  некому было  его восстановить.  Более того.  После I
    съезда идейный разброд  и  организационная  распыленность партии еще  больше
    усилились.
         Если  1884  -- 1894  годы  были периодом  победы  над народничеством  и
    идейного подготовления социал-демократии,  а 1894  -- 1898 годы --  периодом
    попытки, правда,  неудачной,  созвать из отдельных марксистских  организаций
    социал-демократическую  партию,  то период  после  1898  года стал  периодом
    усиления идейной  и  организационной неразберихи  в партии. Победа марксизма
    над народничеством и революционные  выступления  рабочего класса, показавшие
    правоту  марксистов, усилили симпатии  революционной  молодежи к  марксизму.
    Марксизм стал модой.  Это  привело  к тому, что  в  марксистские организации
    нахлынули  целые массы  революционной  молодежи из интеллигенции,  слабые  в
    теории,  неопытные в организационно-политическом отношении  и  имевшие  лишь
    смутное, большей частью неправильное  представление о марксизме, почерпнутое
    из  оппортунистических писаний "легальных  марксистов", заполнявших  печать.
    Это обстоятельство привело к снижению  теоретического и политического уровня
    марксистских   организаций,   к   внесению    туда   "легально-марксистских"
    оппортунистических  настроений, к усилению  идейного разброда,  политических
    шатаний и организационной неразберихи. 30
         Нарастание  подъема  рабочего   движения  и  явная  близость  революции
    требовали создания единой централизованной партии рабочего класса, способной
    руководить революционным  движением. Но  состояние  местных  органов партии,
    местных  комитетов,  групп  и  кружков  было  до  того   незавидно,   а   их
    организационная разобщенность и идейная разноголосица -- до того велики, что
    задача создания такой партии представляла неимоверные трудности.
         Трудности состояли не только в том, что партию  приходилось строить под
    огнем  жестоких  преследований  царизма,  то  и дело  вырывавшего  из  рядов
    организаций лучших  работников  и бросавшего  их  в  ссылки,  в  тюрьмы,  на
    каторгу. Трудности  состояли еще  в  том,  что  значительная  часть  местных
    комитетов  и  их  работников ничего  не хотела знать,  кроме  своей  местной
    мелко-практической работы,  не понимала вреда отсутствия  организационного и
    идейного единства  партии,  привыкла  к  раздробленности  партии, к  идейной
    неразберихе   в   партии,   и   считала,  что  можно  обойтись   без  единой
    централизованной партии.
         Чтобы  создать  централизованную  партию,  нужно  было  преодолеть  эту
    отсталость, косность и узкий практицизм местных органов.
         Но  это  не все.  Существовала  в партии довольно многочисленная группа
    людей, имевших свои органы печати, "Рабочую мысль" в России и "Рабочее дело"
    за  границей, которая оправдывала теоретически организационную распыленность
    и идейный разброд в партии, нередко даже воспевала их  и считала, что задача
    создания  единой   централизованной   политической  партии  рабочего  класса
    является ненужной и надуманной задачей.
         Это были "экономисты" и их последователи.
         Чтобы создать  единую  политическую  партию  пролетариата,  нужно  было
    прежде всего разбить "экономистов".
         За выполнение этих задач и построение  партии рабочего класса и  взялся
    Ленин.
         По вопросу о  том,--  с чего начать  построение единой  партии рабочего
    класса,-- существовали  различные  мнения.  Некоторые думали, что построение
    партии нужно  начать  с созыва II съезда партии, который и объединит местные
    организации и создаст партию. Ленин был против такого мнения. Он считал, что
    раньше, чем  созвать съезд, нужно выяснить вопрос  о целях и задачах партии,
    нужно знать -- какую партию хотим построить,  нужно размежеваться  идейно  с
    "экономистами", нужно сказать партии честно  и  открыто, что  существуют два
    различных мнения о  целях и задачах партии,--  мнение "экономистов" и мнение
    революционных социал-демократов, нужно повести широкую  печатную  пропаганду
    за  взгляды  революционной  социал-демократии  так  же,   как  ведут  31  ее
    "экономисты" за свои взгляды в своих органах печати,  нужно дать возможность
    местным  организациям   сделать  сознательный   выбор   между  этими   двумя
    течениями,--  и только  после  того,  как  будет  проделана  эта необходимая
    предварительная работа,-- можно будет созвать съезд партии.
         Ленин прямо говорил:
    
    "Прежде, чем объединяться, и для того, чтобы объединиться, необходимо сначала решительно и определенно размежеваться" (Ленин, т. IV, стр. 378).
    Ввиду этого Ленин считал, что построение политической партии рабочего класса следует начать с организации общерусской боевой политической газеты, ведущей пропаганду и агитацию за взгляды революционной социал-демократии,-- что постановка такой газеты должна быть первым шагом построения партии. В своей известной статье "С чего начать?" Ленин набросал конкретный план построения партии, развитый потом в его знаменитой книге "Что делать?".
    "По нашему мнению, говорил Ленин в этой статье, исходным пунктом деятельности, первым практическим шагом к созданию желаемой организации (Речь идет о создании партии.-- Ред.), наконец, основною нитью, держась которой мы могли бы неуклонно развивать, углублять и расширять эту организацию,-- должна быть постановка общерусской политической газеты... Без нее невозможно то систематическое ведение принципиально выдержанной и всесторонней пропаганды и агитации, которое составляет постоянную и главную задачу социал-демократии вообще и особенно насущную задачу настоящего момента, когда интерес к политике, к вопросам социализма пробужден в наиболее широких слоях населения" (там же, стр. 110).
    Ленин считал, что такая газета послужит не только средством идейного сплочения партии, но и средством организационного объединения местных организаций в партию. Сеть агентов и корреспондентов такой газеты, являющихся представителями местных организаций, послужит тем остовом, вокруг которого и будет собрана организационно партия. Ибо, говорил Ленин, "газета не только коллективный пропагандист и коллективный агитатор, но также и коллективный организатор".
    "Эта сеть агентов, говорил Ленин в той же статье, будет остовом именно такой организации, которая нам нужна: достаточно крупной, чтобы охватить всю страну; достаточно широкой и разносторонней, чтобы провести строгое и детальное разделение труда; достаточно выдержанной, чтобы уметь при всяких обстоятельствах, 32 при всяких "поворотах" и неожиданностях вести неуклонно свою работу; достаточно гибкой, чтобы уметь, с одной стороны, уклониться от сражения в открытом поле с подавляющим своею силою неприятелем, когда он собрал на одном пункте все силы, а с другой стороны, чтобы уметь пользоваться неповоротливостью этого неприятеля и нападать на него там и тогда, где всего менее ожидают нападения" (там же, стр. 112).
    Такой газетой должна быть "Искра". И действительно, "Искра" стала такой именно общерусской политической газетой, подготовившей идейное и организационное сплочение партии. Что касается строения и состава самой партии, то Ленин считал, что партия должна состоять из двух частей: а) из узкого круга регулярных кадровых руководящих работников, куда должны входить главным образом профессиональные революционеры, то-есть работники, свободные от всех других занятий, кроме партийной работы, обладающие необходимым минимумом теоретических знаний, политического опыта, организационных навыков и искусства бороться с царской полицией, искусства скрываться от полиции и б) из широкой сети периферийных партийных организаций, из многочисленной массы членов партии, окруженных сочувствием и поддержкой сотен тысяч трудящихся.
    "Я утверждаю, писал Ленин, что (1) ни одно революционное движение не может быть прочно без устойчивой и хранящей преемственность организации руководителей; (2) что чем шире масса, стихийно вовлекаемая в борьбу... тем настоятельнее необходимость в такой организации и тем прочнее должна быть эта организация... (3) что такая организация должна состоять главным образом из людей, профессионально занимающихся революционной деятельностью; (4) что в самодержавной стране, чем более мы сузим состав членов такой организации до участия в ней таких только членов, которые профессионально занимаются революционной деятельностью и получили профессиональную подготовку в искусстве борьбы с политической полицией, тем труднее будет "выловить" такую организацию, и -- (5) -- тем шире будет состав лиц и из рабочего класса и из остальных классов общества, которые будут иметь возможность участвовать в движении и активно работать в нем" (там же, стр. 456).
    Что касается характера создаваемой партии и ее роли в отношении рабочего класса, равно как целей и задач партии, то Ленин считал, что партия должна быть передовым отрядом рабочего класса, что она должна быть руководящей 33 силой рабочего движения, объединяющей и направляющей классовую борьбу пролетариата. Конечная цель партии -- свержение капитализма и установление социализма. Ближайшая цель -- свержение царизма и установление демократических порядков. И так как свержение капитализма невозможно без предварительного свержения царизма, то главная задача партии в данный момент состоит в том, чтобы поднять рабочий класс, поднять весь народ на борьбу с царизмом, развернуть народное революционное движение против царизма и свалить царизм, как первое и серьезное препятствие на пути к социализму.
    "История поставила теперь перед нами, говорил Ленин, ближайшую задачу, которая является наиболее революционной из всех ближайших задач пролетариата какой бы то ни было другой страны. Осуществление этой задачи, разрушение самого могучего оплота не только европейской, но также (можем мы сказать теперь) и азиатской реакции сделало бы русский пролетариат авангардом международного революционного пролетариата" (Ленин, т. IV, стр. 382).
    И дальше:
    "Мы должны помнить, что борьба с правительством за отдельные требования, отвоевание отдельных уступок, это -- только мелкие стычки с неприятелем, это -- небольшие схватки на форпостах, а решительная схватка еще впереди. Перед нами стоит во всей своей силе неприятельская крепость, из которой осыпают нас тучи ядер и пуль, уносящие лучших борцов. Мы должны взять эту крепость, и мы возьмем ее, если все силы пробуждающегося пролетариата соединим со всеми силами русских революционеров в одну партию, к которой потянется все, что есть в России живого и честного. И только тогда исполнится великое пророчество русского рабочего революционера Петра Алексеева: "подымется мускулистая рука миллионов рабочего люда, и ярмо деспотизма, огражденное солдатскими штыками, разлетится в прах!" (там же, стр. 59).
    Таков был ленинский план создания партии рабочего класса в условиях царско-самодержавной России. "Экономисты" не замедлили открыть огонь против ленинского плана. "Экономисты" утверждали, что общеполитическая борьба против царизма является делом всех классов, прежде всего -- делом буржуазии, что она не представляет ввиду этого серьезного интереса для рабочего класса, ибо главный интерес рабочих состоит в экономической борьбе с хозяевами за повышение зарплаты, улучшение условий груда и т. д. Поэтому социал-демократы должны поставить своей главной 34 ближайшей задачей не политическую борьбу с царизмом, не свержение царизма, а организацию "экономической борьбы рабочих с хозяевами и правительством", причем под экономической борьбой с правительством понималась борьба за улучшение фабрично-заводского законодательства. "Экономисты" уверяли, что таким способом можно было бы "придать самой экономической борьбе политический характер". "Экономисты" уже не решались формально возражать против необходимости политической партии для рабочего класса. Но они считали, что партия не должна быть руководящей силой рабочего движения, что она не должна вмешиваться в стихийное движение рабочего класса и тем более -- руководить им, а должна следовать за ним, изучать его и извлекать из него уроки. "Экономисты" утверждали, далее, что роль сознательного элемента в рабочем движении, организующая и направляющая роль социалистического сознания, социалистической теории -- ничтожна, или почти ничтожна, что социал-демократия не должна подымать рабочих до уровня социалистического сознания, а, наоборот, сама должна приноравливаться и спускаться до уровня средних или даже более отсталых слоев рабочего класса, что социал-демократия не должна внедрять в рабочий класс социалистическое сознание, а должна дожидаться пока стихийное движение рабочего класса само выработает социалистическое сознание своими собственными силами. Что касается ленинского организационного плана построения партии, то они считали его чем-то вроде насилия над стихийным движением. Ленин обрушился на страницах "Искры" и, в особенности, в своей знаменитой книге "Что делать?" на эту оппортунистическую философию "экономистов", не оставив от нее камня на камне. 1) Ленин показал, что отвлекать рабочий класс от общеполитической борьбы с царизмом и ограничивать его задачи экономической борьбой с хозяевами и правительством, оставляя в целости и хозяев и правительство,-- значит обрекать рабочих на вечное рабство. Экономическая борьба рабочих с хозяевами и правительством есть тред-юнионистская борьба за лучшие условия продажи рабочей силы капиталистам, но рабочие хотят бороться не только за лучшие условия продажи своей рабочей силы капиталистам, но и за уничтожение самой капиталистической системы, обрекающей их на необходимость продавать свою рабочую силу капиталистам и подвергаться эксплуатации. Но рабочие не могут развернуть борьбу с капитализмом, не могут развернуть борьбу за социализм, пока на пути рабочего движения стоит царизм, цепная собака капитализма. Поэтому ближайшая 35 задача партии и рабочего класса состоит в том, чтобы убрать с дороги царизм и пробить тем самым дорогу к социализму. 2) Ленин показал, что воспевать стихийный процесс рабочего движения и отрицать руководящую роль партии, сводя ее роль к роли регистратора событий,-- значит проповедывать "хвостизм", проповедывать превращение партии в хвост стихийного процесса, в пассивную силу движения, способную лишь созерцать стихийный процесс и полагаться на самотек. Вести такую проповедь -- значит вести дело на уничтожение партии, то-есть оставить рабочий класс без партии, то-есть оставить рабочий класс безоружным. Но оставлять рабочий класс безоружным в то время, когда перед рабочим классом стоят такие враги, как царизм, вооруженный всеми средствами борьбы, и буржуазия, организованная по-современному и имеющая свою партию, руководящую ее борьбой против рабочего класса,-- значит предавать рабочий класс. 3) Ленин показал, что преклоняться перед стихийностью рабочего движения и принижать роль сознательности, принижать роль социалистического сознания, социалистической теории,-- это значит, во-первых, издеваться над рабочими, которые тянутся к сознательности, как к свету, во-вторых,-- обесценить в глазах партии теорию, то-есть обесценить то оружие, при помощи которого она познает настоящее и предвидит будущее, и в-третьих,-- скатиться полностью и окончательно в болото оппортунизма.
    "Без революционной теории, говорил Ленин, не может быть и революционного движения... Роль передового борца может выполнить только партия, руководимая передовой теорией" (Ленин, т. IV, стр. 380).
    4) Ленин показал, что "экономисты" обманывают рабочий класс, утверждая, что социалистическая идеология может возникнуть из стихийного движения рабочего класса, ибо на самом деле социалистическая идеология возникает не из стихийного движения, а из науки. "Экономисты", отрицая необходимость внесения в рабочий класс социалистического сознания,-- расчищают тем самым дорогу буржуазной идеологии, облегчают ее внесение, ее внедрение в рабочий класс,-- следовательно, хоронят идею соединения рабочего движения с социализмом, помогают буржуазии.
    "Всякое преклонение пред стихийностью рабочего движения, говорил Ленин, всякое умаление роли "сознательного элемента", роли социал-демократии означает тем самым,-- совершенно независимо от того, желает ли этого умаляющий или нет,-- усиление влияния буржуазной идеологии на рабочих" (Там же, стр. 390).
    И дальше:
    "Вопрос стоит только так: буржуазная или социалистическая идеология. Середины тут нет... Поэтому всякое 36 умаление социалистической идеологии, всякое отстранение от нее означает тем самым усиление идеологии буржуазной" (там же, стр. 391 -- 392).
    5) Подводя итоги всем этим ошибкам "экономистов", Ленин пришел к тому выводу, что "экономисты" хотят иметь не партию социальной революции, освобождающей рабочий класс от капитализма, а партию "социальных реформ", предполагающих сохранение господства капитализма, что "экономисты" являются ввиду этого реформистами, предающими коренные интересы пролетариата. 6) Ленин показал, наконец, что "экономизм" -- не случайное явление в России, что "экономисты" являются проводниками буржуазного влияния на рабочий класс, что они имеют союзников в западно-европейских социал-демократических партиях в лице ревизионистов, сторонников оппортуниста Бернштейна. На Западе среди социал-демократии стало все больше укрепляться оппортунистическое течение, выступавшее под флагом "свободы критики" Маркса, требовавшее "ревизии", то-есть пересмотра учения Маркса (отсюда название "ревизионизм"), требовавшее отказа от революции, от социализма, от диктатуры пролетариата. Ленин показал, что такую же линию отказа от революционной борьбы, от социализма, от диктатуры пролетариата -- вели русские "экономисты". Таковы основные теоретические положения, развитые Лениным в его книге "Что делать?". Распространение "Что делать?" повело к тому, что через год после ее выпуска (она была издана в марте 1902 года), ко II съезду Российской социал-демократической партии, от идейных позиций "экономизма" осталось лишь неприятное воспоминание, а кличка "экономист" стала восприниматься большинством партийных работников, как оскорбление. Это был полный идейный разгром "экономизма", разгром идеологии оппортунизма, хвостизма, самотека. Но этим не ограничивается значение работы Ленина "Что делать?". Историческое значение "Что делать?" состоит в том, что Ленин в этой своей знаменитой книге: 1) Первый в истории марксистской мысли обнажил до корней идейные истоки оппортунизма, показав, что они заключаются прежде всего в преклонении перед стихийностью рабочего движения и в принижении роли социалистического сознания в рабочем движении; 2) Поднял на высоту значение теории, сознательности, партии, как революционизирующей и руководящей силы стихийного рабочего движения; 3) Блестяще обосновал коренное марксистское положение, 37 гласящее, что марксистская партия есть соединение рабочего движения с социализмом; 4) Дал гениальную разработку идеологических основ марксистской партии. Теоретические положения, развитые в "Что делать?", легли потом в основу идеологии большевистской партии. Имея такое теоретическое богатство, "Искра" могла развернуть и действительно развернула широкую кампанию за ленинский план построения партии, за собирание сил партии, за II съезд партии, за революционную социал-демократию, против "экономистов", против всех и всяких оппортунистов, против ревизионистов. Важнейшим делом "Искры" была выработка проекта программы партии. Программа рабочей партии является, как известно, кратким научно-сформулированным изложением целей и задач борьбы рабочего класса. Программа определяет как конечную цель революционного движения пролетариата, так и те требования, за которые борется партия на пути к конечной цели. Поэтому выработка проекта программы не могла не иметь первостепенного значения. Во время выработки проекта программы внутри редакции "Искры" возникли серьезные разногласия между Лениным и Плехановым, а также другими членами редакции. Эти разногласия и споры чуть не довели до полного разрыва между Лениным и Плехановым. Но разрыв тогда еще не произошел. Ленин добился того, что в проект программы был внесен важнейший пункт о диктатуре пролетариата и четко было указано на руководящую роль рабочего класса в революции. Ленину принадлежит в программе партии и вся аграрная часть этой программы. Ленин уже тогда стоял за национализацию земли, но на первом этапе борьбы он считал необходимым выдвинуть требование возвращения крестьянам "отрезков", то-есть тех земель, которые помещики при "освобождении" крестьян отрезали от крестьянских земель. Против национализации земли выступал Плеханов. Споры Ленина с Плехановым по программе партии отчасти определили будущие разногласия между большевиками и меньшевиками. 3. II съезд Российской социал-демократической рабочей партии. Принятие программы и устава и создание единой партии. Разногласия на съезде и появление двух течений в партии: большевистского и меньшевистского. Таким образом, победа ленинских принципов и успешная борьба "Искры" за ленинский организационный план подготовили все основные условия, необходимые для того, чтобы 38 создать партию, или, как говорили тогда,-- создать действительную партию. Искровское направление победило среди социал-демократических организаций в России. Теперь можно было созвать II съезд партии. 17 (30) июля 1903 года открылся II съезд РСДРП. Съезд собрался за границей, тайно. Вначале заседания его происходили в Брюсселе. Но потом бельгийская полиция предложила делегатам съезда покинуть Бельгию. Тогда съезд переехал в Лондон. Всего съехалось на съезд 43 делегата от 26 организаций. Каждый комитет имел право послать на съезд по 2 делегата, но некоторые послали только по одному. Таким образом 43 делегата имели 51 решающий голос. Главная задача съезда заключалась "в создании действительной партии на тех принципиальных и организационных началах, которые были выдвинуты и разработаны "Искрой" (Ленин, т. VI, стр. 164). Состав съезда был неоднороден. На съезде не были представлены явные "экономисты", ввиду постигшего их поражения. Но за этот период они так ловко перелицевались, что им удалось протащить нескольких своих делегатов. Кроме того, делегаты Бунда только на словах отличались от "экономистов", на деле же они стояли за "экономистов". На съезде присутствовали, таким образом, не только сторонники "Искры", но и ее противники. Сторонников "Искры" было 33, то-есть большинство. Но не все причислявшие себя к искровцам были настоящими искровцами-ленинцами. Делегаты разбились на несколько группировок. Сторонники Ленина, или твердые искровцы, имели 24 голоса, 9 искровцев шли за Мартовым. Это были неустойчивые искровцы. Часть делегатов колебалась между "Искрой" и ее противниками -- таких на съезде насчитывалось 10 голосов. Это был центр. Открытые противники "Искры" имели 8 голосов (3 "экономиста" и 5 бундовцев). Достаточно было искровцам расколоться, и враги "Искры" могли взять верх. Отсюда видно, какая сложная обстановка была на съезде. Ленин положил много сил для того, чтобы обеспечить победу "Искры" на съезде. Важнейшим делом съезда было принятие программы партии. Главным вопросом, который вызвал возражения оппортунистической части съезда при обсуждении программы,-- был вопрос о диктатуре пролетариата. Оппортунисты не были согласны с революционной частью съезда также по ряду других программных вопросов. Но они решили дать бой, главным образом, по вопросу о диктатуре пролетариата, ссылаясь на то, что ряд социал-демократических партий за границей не имеет в своей программе пункта о диктатуре 39 пролетариата, что поэтому можно было бы не включать его и в программу Российской социал-демократии. Оппортунисты возражали также против включения в программу партии требований по крестьянскому вопросу. Эти люди не хотели революции, поэтому они чуждались союзника рабочего класса -- крестьянства, неприязненно относились к нему. Бундовцы и польские социал-демократы возражали против права наций на самоопределение. Ленин всегда учил, что рабочий класс обязан бороться против национального гнета. Возражение против этого требования в программе -- было равносильно предложению -- отказаться от пролетарского интернационализма, стать пособником национального гнета. Ленин нанес всем этим возражениям сокрушительный удар. Съезд принял предложенную "Искрой" программу. Эта программа состояла из двух частей -- программы-максимум и программы-минимум. В программе-максимум говорилось о главной задаче партии рабочего класса -- о социалистической революции, свержении власти капиталистов, установлении диктатуры пролетариата. В программе-минимум говорилось о ближайших задачах партии, проводимых еще до свержения капиталистического строя, до установления диктатуры пролетариата: о свержении царского самодержавия, установлении демократической республики, введении для рабочих 8-часового рабочего дня, уничтожении в деревне всех остатков крепостничества, возвращении крестьянам отнятых у них помещиками земель ("отрезков"). В дальнейшем большевики заменили требование о возвращении "отрезков" требованием о конфискации всей помещичьей земли. Программа, принятая на II съезде, была революционной программой партии рабочего класса. Она просуществовала до VIII съезда партии, когда наша партия после победы пролетарской революции приняла новую программу. После принятия программы II съезд партии перешел к обсуждению проекта устава партии. Приняв программу и создав основы для идейного объединения партии, съезд должен был принять также устав партии, чтобы положить конец кустарничеству и кружковщине, организационной раздробленности и отсутствию твердой дисциплины в партии. Но если принятие программы прошло сравнительно гладко, то вопрос об уставе партии вызвал на съезде ожесточенные споры. Наиболее резкие разногласия развернулись из-за формулировки первого параграфа устава -- о членстве в партии. Кто может быть членом партии, каков должен быть состав партии, чем должна быть партия в организационном отношении -- организованным целым, или чем-то неоформленным -- таковы были вопросы, возникшие в связи с первым параграфом 40 устава. Боролись две формулировки: формулировка Ленина, которую поддерживал Плеханов и твердые искровцы, и формулировка Мартова, которую поддерживали Аксельрод, Засулич, неустойчивые искровцы, Троцкий и вся откровенно-оппортунистическая часть съезда. Формулировка Ленина говорила, что членом партии может быть всякий, кто признает программу партии, поддерживает партию в материальном отношении и состоит членом одной из ее организаций. Формулировка же Мартова, считая признание программы и материальную поддержку партии необходимыми условиями членства в партии, не считала, однако, участие в одной из организаций партии условием членства в партии, считая, что член партии может и не быть членом одной из организаций партии. Ленин рассматривал партию, как организованный отряд, члены которого не сами зачисляют себя в партию, а принимаются в партию одной из ее организаций и подчиняются, стало быть, дисциплине партии, тогда как Мартов рассматривал партию, как нечто организационно неоформленное, члены которого сами зачисляют себя в партию и не обязаны, стало быть, подчиняться дисциплине партии, коль скоро они не входят в одну из организаций партии. Таким образом, формулировка Мартова, в отличие от ленинской формулировки, широко открывала двери партии неустойчивым непролетарским элементам. Накануне буржуазно-демократической революции среди буржуазной интеллигенции были такие люди, которые временно сочувствовали революции. Они изредка могли даже оказать небольшую услугу партии. Но эти люди не стали бы входить в организацию, подчиняться партийной дисциплине, выполнять партийные задания, не стали бы подвергаться опасностям, которые были с этим связаны. И таких людей Мартов и другие меньшевики предлагали считать членами партии, предлагали дать им право и возможность влиять на партийные дела. Они предлагали даже дать каждому стачечнику право "зачислять" себя в члены партии, хотя в стачках участвовали и не социалисты, анархисты, эсеры. Получалось так, что вместо монолитной и боевой, четко организованной партии, за которую боролись Ленин и ленинцы на съезде, мартовцы хотели иметь разношерстную и расплывчатую, неоформленную партию, которая не могла быть боевой партией хотя бы потому, что она была бы разношерстной и не могла бы иметь твердой дисциплины. Откол неустойчивых искровцев от твердых искровцев, их союз с центром и присоединение к ним открытых оппортунистов дали Мартову перевес в этом вопросе. Съезд большинством 28 голосов против 22 при одном воздержавшемся принял первый параграф устава в формулировке Мартова. 41 После раскола искровцев по первому параграфу устава борьба на съезде еще больше обострилась. Съезд приближался к концу, к выборам руководящих учреждений партии -- редакции центрального органа партии ("Искра") и Центрального Комитета. Однако, прежде чем съезд перешел к выборам, произошло несколько событий, изменивших соотношение сил на съезде. В связи с уставом партии съезду пришлось заняться Бундом. Бунд претендовал на особое положение в партии. Он требовал, чтобы его признали единственным представителем еврейских рабочих в России. Пойти на это требование Бунда означало разделить рабочих в партийных организациях по национальному признаку, отказаться от единых классовых территориальных организаций рабочего класса. Съезд отверг бундовский организационный национализм. Тогда бундовцы покинули съезд. Ушли со съезда и два "экономиста", когда съезд отказался признать их заграничный союз представителем партии за границей. Уход со съезда семи оппортунистов изменил соотношение сил в пользу ленинцев. Вопрос о составе центральных учреждений партии с самого начала был в центре внимания Ленина. Ленин считал необходимым провести в Центральный Комитет твердых и последовательных революционеров. Мартовцы добивались преобладания в Центральном Комитете неустойчивых, оппортунистических элементов. Большинство съезда пошло в этом вопросе за Лениным. В Центральный Комитет были выбраны сторонники Ленина. По предложению Ленина в редакцию "Искры" были избраны Ленин, Плеханов и Мартов. Мартов потребовал на съезде, чтобы в состав редакции "Искры" были избраны все шесть старых редакторов "Искры", большинство которых состояло из сторонников Мартова. Съезд большинством отклонил это предложение. Была избрана тройка, предложенная Лениным. Тогда Мартов заявил, что он в редакцию центрального органа не войдет. Таким образом, своим голосованием по вопросу о центральных учреждениях партии съезд закрепил поражение сторонников Мартова и победу сторонников Ленина. С этого момента сторонников Ленина, получивших на съезде большинство голосов при выборах, стали называть большевиками, противников же Ленина, получивших меньшинство голосов, стали называть меньшевиками. Подводя итоги работам II съезда, можно притти к следующим выводам: 1) Съезд закрепил победу марксизма над "экономизмом", над открытым оппортунизмом; 2) Съезд принял программу и устав, создал социал-демократическую 42 партию и построил, таким образом, рамки для единой партии; 3) Съезд вскрыл наличие серьезных организационных разногласий, разделивших партию на две части, на большевиков и меньшевиков, из которых первые отстаивают организационные принципы революционной социал-демократии, а вторые катятся в болото организационной расплывчатости, в болото оппортунизма; 4) Съезд показал, что место старых, уже разбитых партией, оппортунистов, место "экономистов" -- начинают занимать в партии новые оппортунисты,-- меньшевики; 5) Съезд оказался не на высоте своего положения в области организационных вопросов, испытывал колебания, иногда давал даже перевес меньшевикам, и хотя он поправился под конец, все же не сумел не только разоблачить оппортунизм меньшевиков в организационных вопросах и изолировать их в партии, но даже поставить перед партией подобную задачу. Это последнее обстоятельство послужило одной из главных причин того, что борьба между большевиками и меньшевиками не только не утихла после съезда, а, наоборот, еще больше обострилась. 4. Раскольнические действия меньшевистских лидеров и обострение борьбы внутри партии после II съезда. Оппортунизм меньшевиков. Книга Ленина "Шаг вперед, два шага назад". Организационные основы марксистской партии. После II съезда борьба внутри партии еще больше обострилась. Меньшевики изо всех сил старались сорвать решения II съезда партии и захватить центры партии. Меньшевики потребовали включения своих представителей в редакцию "Искры" и в ЦК в таком количестве, чтобы они имели большинство в редакции и равное с большевиками количество меньшевиков в ЦК. Ввиду того, что это противоречило прямым решениям II съезда, большевики отвергли требование меньшевиков. Тогда меньшевики создали тайно от партии свою антипартийную фракционную организацию, во главе которой стояли Мартов, Троцкий и Аксельрод, и "подняли, как писал Мартов, восстание против ленинизма". Приемом борьбы против партии они избрали -- "дезорганизацию всей партийной работы, порчу дела, торможение всего и вся" (выражение Ленина). Они окопались в "Заграничной Лиге" русских социал-демократов, 9/10 которой составляли оторванные от работы в России интеллигенты-эмигранты, и стали обстреливать оттуда партию, Ленина, ленинцев. 43 Меньшевикам сильно помог Плеханов. На II съезде Плеханов шел вместе с Лениным. Но после II съезда Плеханов дал меньшевикам запугать себя угрозой раскола. Он решил во что бы то ни стало "помириться" с меньшевиками. К меньшевикам Плеханова тянул груз его прежних оппортунистических ошибок. Из примиренца к оппортунистам-меньшевикам Плеханов вскоре сам стал меньшевиком. Плеханов потребовал включения в состав редакции "Искры" всех старых редакторов-меньшевиков, отвергнутых съездом. Ленин не мог, конечно, согласиться с этим и вышел из редакции "Искры", с тем, чтобы укрепиться в ЦК партии и с этой позиции бить оппортунистов. Плеханов единолично, нарушая волю съезда, кооптировал в состав редакции "Искры" бывших редакторов-меньшевиков. С этого момента, с No. 52 "Искры", меньшевики превратили ее в свой орган и стали проповедывать через "Искру" свои оппортунистические взгляды. С этого времени стали говорить в партии о старой "Искре", как о ленинской, большевистской "Искре", и о новой "Искре", как о меньшевистской, оппортунистической. С переходом "Искры" в руки меньшевиков она стала органом борьбы с Лениным, большевиками, органом пропаганды меньшевистского оппортунизма в области, прежде всего, организационных вопросов. Соединившись с "экономистами" и бундовцами, меньшевики открыли на страницах "Искры" поход против, как они говорили,-- ленинизма. Плеханов не смог удержаться на позициях примиренчества и через некоторое время тоже присоединился к походу. Так оно и должно было случиться по логике вещей: кто настаивает на примиренчестве с оппортунистами, тот должен скатиться к оппортунизму. Со страниц новой "Искры" полились, как из рога изобилия, заявления и статьи о том, что партия не должна быть организованным целым, что нужно допустить в составе партии существование свободных групп и одиночек, не обязанных подчиняться решениям ее органов, что нужно дать каждому интеллигенту, сочувствующему партии, равно как "каждому стачечнику" и "каждому демонстранту" объявить себя членом партии, что требование подчиняться всем решениям партии есть "формально-бюрократическое" отношение к делу, что требование подчинения меньшинства большинству есть "механическое подавление" воли членов партии, что требование одинакового подчинения дисциплине партии всех членов партии,-- и лидеров, и рядовых членов,-- есть установление "крепостного права" в партии, что "нам" нужен в партии не централизм, а анархический "автономизм", дающий право отдельным лицам и организациям партии не выполнять решений партии. Это была разнузданная пропаганда организационной 44 распущенности, подрыва партийности и партийной дисциплины, восхваления интеллигентского индивидуализма, оправдания анархической недисциплинированности. Меньшевики явно тащили партию назад от II съезда партии к организационной раздробленности, к кружковщине, к кустарничеству. Необходимо было дать меньшевикам решительную отповедь. Эту отповедь дал им Ленин в своей знаменитой книге "Шаг вперед, два шага назад", вышедшей в свет в мае 1904 года. Вот основные организационные положения, развитые Лениным в этой книге и ставшие потом организационными основами большевистской партии. 1) Марксистская партия есть часть рабочего класса, его отряд. Но отрядов у рабочего класса много,-- стало быть, не всякий отряд рабочего класса может быть назван партией рабочего класса. Партия отличается от других отрядов рабочего класса прежде всего тем, что она является не простым отрядом, а передовым отрядом, сознательным отрядом, марксистским отрядом рабочего класса, вооруженным знанием общественной жизни, знанием законов развития общественной жизни, знанием законов классовой борьбы и способным, ввиду этого, вести рабочий класс, руководить его борьбой. Поэтому нельзя смешивать партию и рабочий класс, как нельзя смешивать часть и целое, нельзя требовать, чтобы каждый стачечник мог объявить себя членом партии, ибо кто смешивает партию и класс, тот снижает уровень сознательности партии до уровня "каждого стачечника", тот уничтожает партию, как передовой сознательный отряд рабочего класса. Задача партии состоит не в том, чтобы снижать свой уровень до уровня "каждого стачечника", а в том, чтобы поднимать массы рабочих, поднимать "каждого стачечника" до уровня партии.
    "Мы -- партия класса, писал Ленин, и потому почти весь класс (а в военные времена, в эпоху гражданской войны, и совершенно весь класс) должен действовать под руководством нашей партии, должен примыкать к нашей партии, как можно плотнее, но было бы маниловщиной и "хвостизмом" думать, что когда-либо почти весь класс или весь класс в состоянии, при капитализме, подняться до сознательности и активности своего передового отряда, своей социал-демократической партии. Ни один еще разумный социал-демократ не сомневался в том, что при капитализме даже профессиональная организация (более примитивная, более доступная сознательности неразвитых слоев) не в состоянии охватить почти весь или весь рабочий класс. Только обманывать 45 себя, закрывать глаза на громадность наших задач, суживать эти задачи -- значило бы забывать о различии между передовым отрядом и всеми массами, тяготеющими к нему, забывать о постоянной обязанности передового отряда поднимать все более и более обширные слои до этого передового уровня" (Ленин, т. VI, стр. 205 -- 206).
    2) Партия есть не только передовой, сознательный отряд рабочего класса, но и, вместе с тем,-- организованный отряд рабочего класса, имеющий свою дисциплину, обязательную для его членов. Поэтому члены партии обязательно должны состоять членами одной из организаций партии. Если бы партия была не организованным отрядом класса, не системой организации, а простой суммой людей, которые сами себя объявляют членами партии, но не входят в одну из организаций партии и, значит, не организованы, стало быть,-- не обязаны подчиняться решениям партии,-- то партия никогда не имела бы единой воли, она никогда не могла бы осуществлять единство действий своих членов,-- следовательно, она не имела бы возможности руководить борьбой рабочего класса. Партия только в том случае может руководить практически борьбой рабочего класса и направлять его к одной цели, если все ее члены будут организованы в единый общий отряд, спаянный единством воли, единством действий, единством дисциплины. Возражение меньшевиков о том, что в таком случае многие интеллигенты, скажем, профессора, студенты, гимназисты и т. п. останутся вне партии, так как они не хотят войти в те или иные организации партии либо потому, что тяготятся дисциплиной партии, либо потому, как говорил Плеханов на II съезде, что считают "для себя унизительным вступление в ту или другую местную организацию",-- это возражение меньшевиков побивает самих же меньшевиков, ибо партии не нужны такие члены, которые тяготятся партийной дисциплиной и боятся вступить в партийную организацию. Рабочие не боятся дисциплины и организации и они охотно вступают в организацию, если они решили стать членами партии. Дисциплины и организации боятся индивидуалистически настроенные интеллигенты и они действительно останутся вне партии. Но это-то и хорошо, ибо партия избавится от наплыва неустойчивых элементов, особенно усилившегося теперь, в период начинающегося подъема буржуазно-демократической революции.
    "Если я говорю, писал Ленин, что партия должна быть суммой (и не простой арифметической суммой, а комплексом) организаций, то... я выражаю этим совершенно ясно и точно свое пожелание, свое требование, чтобы партия, как передовой отряд класса, представляла собой нечто возможно более организованное, чтобы 46 партия воспринимала в себя лишь такие элементы, которые допускают хоть минимум организованности..." (там же, стр. 203).
    И дальше:
    "На словах формула Мартова отстаивает интересы широких слоев пролетариата; на деле эта формула послужит интересам буржуазной интеллигенции, чурающейся пролетарской дисциплины и организации. Никто не решится отрицать, что интеллигенция, как особый слой современных капиталистических обществ, характеризуется, в общем и целом, именно индивидуализмом и неспособностью к дисциплине и организации" (там же, стр. 212).
    И еще:
    "Пролетариат не боится организации и дисциплины... Пролетариат не станет пещись о том, чтобы гг. профессора и гимназисты, не желающие войти в организацию, признавались членами партии за работу под контролем организации... Не пролетариату, а некоторым интеллигентам в нашей партии недостает самовоспитания в духе организации и дисциплины" (там же, стр. 307).
    3) Партия есть не просто организованный отряд, а "высшая форма организации" среди всех других организаций рабочего класса, призванная руководить всеми остальными организациями рабочего класса. Партия, как высшая форма организации, состоящая из лучших людей класса, вооруженных передовой теорией, знанием законов классовой борьбы и опытом революционного движения, имеет все возможности руководить -- и обязана руководить -- всеми другими организациями рабочего класса. Стремление меньшевиков умалить и принизить руководящую роль партии ведет к ослаблению всех других организаций пролетариата, руководимых партией,-- следовательно -- к ослаблению и обезоружению пролетариата, ибо "у пролетариата нет иного оружия в борьбе за власть, кроме организации" (там же, стр. 328). 4) Партия есть воплощение связи передового отряда рабочего класса с миллионными массами рабочего класса. Каким бы лучшим передовым отрядом ни была партия и как бы она хорошо ни была организована, она все же не может жить и развиваться без связей с беспартийными массами, без умножения этих связей, без упрочения этих связей. Партия, замкнувшаяся в себе, обособившаяся от масс и потерявшая или даже ослабившая связи со своим классом,-- должна потерять доверие и поддержку масс,-- следовательно -- должна неминуемо погибнуть. Чтобы жить полной жизнью и развиваться, партия должна умножать связи с 47 массами и добиться доверия миллионных масс своего класса.
    "Чтобы быть социал-демократической партией, говорил Ленин, надо добиться поддержки именно класса" (Ленин, т. VI, стр. 208).
    5) Партия, для того, чтобы правильно функционировать и планомерно руководить массами,-- должна быть организована на началах централизма, с единым уставом, с единой партийной дисциплиной, с единым руководящим органом во главе, в лине съезда партии, а в промежутках между съездами -- в лице ЦК партии, с подчинением меньшинства большинству, отдельных организаций -- центру, низших организаций высшим. Без этих условий партия рабочего класса не может быть действительной партией, не может выполнять своих задач по руководству классом. Конечно, ввиду нелегального существования партии в условиях царского самодержавия, партийные организации не могли в те времена строиться на основе выборности снизу, ввиду чего партия вынуждена была иметь сугубо конспиративный характер. Но Ленин считал, что это временное явление в жизни нашей партии отпадет с первых же дней ликвидации царизма, когда партия станет открытой, легальной, и партийные организации будут строиться на началах демократических выборов, на началах демократического централизма.
    "Прежде, писал Ленин, наша партия не была организованным формально целым, а лишь суммой частных групп, и потому иных отношений между этими группами, кроме идейного воздействия, и быть не могло. Теперь мы стали организованной партией, а это и означает создание власти, превращение авторитета идей в авторитет власти, подчинение партийным высшим инстанциям со стороны низших" (там же, стр. 291).
    Обвиняя меньшевиков в организационном нигилизме и барском анархизме, не допускающем над собой власти партии и ее дисциплины, Ленин писал:
    "Русскому нигилисту этот барский анархизм особенно свойственен. Партийная организация кажется ему чудовищной "фабрикой", подчинение части целому и меньшинства большинству представляется ему "закрепощением"... разделение труда под руководством центра вызывает с его стороны трагикомические вопли против превращения людей в "колесики и винтики" (при чем особенно убийственным видом этого превращения считается превращение редакторов в сотрудников), упоминание об организационном уставе партии выбывает презрительную гримасу и пренебрежительное (по адресу 48 "формалистов") замечание, что можно бы и вовсе без устава" (там же, стр. 310).
    6) Партия в своей практике, если она хочет сохранить единство своих рядов, должна проводить единую пролетарскую дисциплину, одинаково обязательную для всех членов партии, как для лидеров, так и для рядовых. Поэтому в партии не должно быть деления на "избранных", для которых дисциплина не обязательна, и "неизбранных", которые обязаны подчиняться дисциплине. Без этого условия не могут быть сохранены целостность партии и единство ее рядов.
    "Полнейшее отсутствие, писал Ленин, разумных доводов против редакции, назначенной съездом, у Мартова и Ko всего лучше иллюстрируется их же словечком: "мы не крепостные!"... Психология буржуазного интеллигента, который причисляет себя к "избранным душам", стоящим выше массовой организации и массовой дисциплины, выступает здесь замечательно отчетливо... Интеллигентскому индивидуализму... всякая пролетарская организация и дисциплина кажутся крепостным правом" (там же, стр. 282).
    И дальше:
    "По мере того, как складывается у нас настоящая партия, сознательный рабочий должен научиться отличать психологию воина пролетарской армии от психологии буржуазного интеллигента, щеголяющего анархической фразой, должен научиться требовать исполнения обязанностей члена партии не только от рядовых, но и от "людей верха" (там же, стр. 312).
    Подводя итоги анализу разногласий и определяя позицию меньшевиков, как "оппортунизм в организационных вопросах", Ленин считал, что одним из основных грехов меньшевизма является недооценка значения партийной организации, как оружия пролетариата в его борьбе за свое освобождение. Меньшевики считали, что партийная организация пролетариата не имеет серьезного значения для победы революции. Вопреки меньшевикам Ленин считал, что одного лишь идейного объединения пролетариата недостаточно для победы,-- чтобы победить, необходимо "закрепить" идейное единство "материальным единством организации" пролетариата. Ленин считал, что только при этом условии пролетариат может стать непобедимой силой.
    "У пролетариата, писал Ленин, нет иного оружия в борьбе за власть, кроме организации. Разъединяемый господством анархической конкуренции в буржуазном мире, придавленный подневольной работой на капитал, отбрасываемый постоянно "на дно" полной нищеты, одичания и вырождения, пролетариат может стать и неизбежно станет непобедимой силой лишь благодаря тому, что 49 идейное объединение его принципами марксизма закрепляется материальным единством организации, сплачивающей миллионы трудящихся в армию рабочего класса. Перед этой армией не устоит ни одряхлевшая власть русского самодержавия, ни дряхлеющая власть международного капитала" (Ленин, т. VI, стр. 328).
    Этими вещими словами заканчивает Ленин свою книгу. Таковы основные организационные положения, развитые Лениным в его знаменитой книге "Шаг вперед, два шага назад". Значение этой книги состоит прежде всего в том, что она отстояла партийность против кружковщины и партию против дезорганизаторов, разгромила меньшевистский оппортунизм в организационных вопросах и заложила организационные основы большевистской партии. Но этим не исчерпывается ее значение. Ее историческое значение состоит в том, что в ней Ленин первый в истории марксизма разработал учение о партии, как руководящей организации пролетариата, как основного оружия в руках пролетариата, без которого невозможно победить в борьбе за пролетарскую диктатуру. Распространение ленинской книги "Шаг вперед, два шага назад" среди партийных работников привело к тому, что большинство местных организаций сплотилось вокруг Ленина. Но чем теснее сплачивались организации вокруг большевиков, тем озлобленнее вели себя меньшевистские лидеры. Летом 1904 года меньшевики захватили большинство в ЦК, благодаря помощи Плеханова и измене двух разложившихся большевиков, Красина и Носкова. Было очевидно, что меньшевики ведут дело к расколу. Потеря "Искры" и ЦК ставала большевиков в тяжелое положение. Необходимо было организовать свою большевистскую газету. Необходимо было организовать новый, III съезд партии, чтобы создать новый ЦК партии и разделаться с меньшевиками. За это дело взялся Ленин, взялись большевики. Большевики повели борьбу за созыв III съезда партии. В августе 1904 года в Швейцарии под руководством Ленина происходило совещание 22 большевиков. Это совещание приняло обращение "К партии", которое стало для большевиков программой борьбы за созыв III съезда. На трех областных конференциях большевистских комитетов (Южной, Кавказской и Северной) было избрано Бюро Комитетов большинства, которое повело практическую подготовку к III съезду партии. 4 января 1905 года вышел первый номер большевистской газеты "Вперед". Таким образом, в партии сложились две обособленные фракции, большевиков и меньшевиков, со своими центрами, со своими органами печати. 50 КРАТКИЕ ВЫВОДЫ. В период 1901 -- 1904 годов на основе роста революционного рабочего движения растут и крепнут марксистские социал-демократические организации в России. В упорной принципиальной борьбе с "экономистами" побеждает революционная линия ленинской "Искры", преодолеваются идейный разброд и "кустарничество". "Искра" связывает между собой разрозненные социал-демократические кружки и группы и подготовляет II съезд партии. На II съезде в 1903 году образовалась Российская социал-демократическая рабочая партия, были приняты программа, устав партии, были созданы центральные руководящие органы партии. В борьбе, происходившей на II съезде, за окончательную победу искровского направления внутри РСДРП появляются две группы. Группа большевиков и группа меньшевиков. Главные разногласия между большевиками и меньшевиками после II съезда развертываются по организационным вопросам. Меньшевики сближаются с "экономистами" и занимают их место в партии. Оппортунизм меньшевиков сказывается пока-что в области организационных вопросов. Меньшевики против боевой революционной партии ленинского типа. Они за расплывчатую, неорганизованную, хвостистскую партию. Они ведут линию раскола в партии. При помощи Плеханова они захватывают "Искру" и ЦК, используя эти центры в своих раскольнических целях. Видя угрозу раскола со стороны меньшевиков, большевики принимают меры обуздания раскольников, мобилизуют местные организации за созыв III съезда, издают свою газету "Вперед". Таким образом, накануне первой русской революции, в период уже начавшейся русско-японской войны большевики и меньшевики выступают, как обособленные друг от друга политические группы. 51


    По всем вопросам пишите : kubinets@mailru.com