Проект
Коммунизм - будущее человечества



Разделы

  • Книги
  • Публицистика
  • Фотоальбом
  • Тексты песен
  • Гостевая книга
  • Публицистика - С ЧЕГО НАЧИНАЕТСЯ ЛИЧНОСТЬ?


    ТАК СОЗРЕЛИ ГРОЗДЬЯ ГНЕВА
    9 ЯНВАРЯ 1905 Г. – НАЧАЛО ПЕРВОЙ РОССИЙСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ

    «Кровавое воскресенье»…О нем вспоминают все реже и реже. И все чаще на экранах, на газетных и книжных страницах – научными алогичными и просто вздорными толкованиями причин революции в России – взору обывателя конца ХХ века является добренькая и богобоязненная физиономия последнего российского монарха в сопровождении кликушеских стенаний по безвинно убиенному. А год назад вокруг каких-то костей, выкопанных у Екатеринбурга и не совсем понятно кому принадлежавших, по голодной Руси прокатилась такая волна политической истерии, что, казалось, самодержца Ельцина вот-вот сменит на троне какой-нибудь пропахший нафталином потомок дома Романовых. Речь даже шла о немедленной канонизации Николая II, то есть о причислении его к сонму святых. Хотя тогда при жизни, после 9 января 1905 года, его нарекли в народе Николаем Кровавым. И было за что.

    Восстановим события 1905-го. Русско-японская война, промышленный кризис, резкое ухудшение положения рабочих, крестьян. Противоречия обостряются. Экономические требования рабочих все чаще дополняются политическими. 5 января бастует пролетариат Путиловского завода. Петербургский комитет большевиков выступает с призывом поддержать путиловцев всеобщей стачкой. В день Рождества, то есть 7 января, стачка стала всеобщей, а число бастующих подскочило до 150 тысяч.

    Правительство в растерянности. Растеряны и либералы. Но в действие вводится вариант устрашения рабочих масс. Не обошлось здесь без искусной и вероломной игры царской охранки. Для начала поп Гапон предлагает мирное шествие к царю-заступнику для вручения ему текста верноподданнической петиции. Сама мысль предельно нелепа – искать заступничества у главы режима, просить его милости и помощи от кровопийц-эксплуататоров. Но царистские иллюзии народа весьма сильны. Петиция обсуждается на рабочих собраниях. Большевики, предвидя провокацию, пытаются отговорить массы от сомнительной манифестации, но предотвратить ее не удается.

    К 9 января в Петербурге сосредоточено свыше 40 тысяч солдат и полиции. 7 января депутация интеллигентов, в которую вошел и М. Горький, пытается убедить председателя правительства С.Ю. Витте предотвратить неизбежное кровопролитие. Тот отправил депутацию к министру внутренних дел Святополк-Мирскому, но последний ее даже не принял.

    9 января, в воскресенье, рабочие всех районов двинулись к Зимнему. Вместе с ними шли женщины, дети, старики. Несли хоругви, иконы, портреты царя, пели молитвы. На улицы вышли более 140 тысяч человек. Массовые расстрелы начались в 12 дня. Залпы следовали друг за другом по всему Петербургу, в том числе и у Зимнего дворца. Кавалерия и конные жандармы довершали дело – рубили шашками, топтали лошадьми, добивали раненых. Не щадили ни женщин ни детей. Всего в этот день было убито и ранено свыше двух тысяч человек. Где был в это время царь, которого ныне предлагают канонизировать?

    Так или иначе, с царистскими иллюзиями масс было покончено. Монарх сам уничтожил их – расстрелял, изрубил шашками. Весть о кровавом злодеянии царизма всколыхнула всю страну. Рабочие Петербурга, Москвы, Баку, Тифлиса, Риги, других промышленных центров ответили на события 9 января всеобщей политической стачкой. В ней приняли участие 440 тысяч рабочих. А всего в январе 1905 года бастовало рабочих больше, чем за все предыдущее десятилетие.

    «И вот именно в этом пробуждении колоссальных народных масс к политическому сознанию и к революционной борьбе и заключается историческое значение 22 января (9 января по н. ст. – ред.) 1905 года», - писал В.И. Ленин.

    Так начался этот знаменательный год. Массовый расстрел рабочих в Петербурге завершился расстрелом наивной веры угнетенных и обездоленных в то, что добренький царь может защитить их от произвола плохих фабрикантов, чиновников и жандармских приставов. Строка «Интернационала» - «Никто не даст нам избавленья, ни бог, ни царь, и не герой» - стала общепризнанным принципом революционного действия.

    Ну, а добренький царь, целиком утонувший в маразме распутинщины, так и остался в памяти современников Кровавым. Идеологи нынешнего российского режима сумели кое-как заретушировать кровавые пятна на подлинной репутации последнего царя, да разве на долго? Кровь ведь всегда упрямо проступает через любую историческую штукатурку.

    «КОММУНИСТ» № 1 (169), 2000, 1 ЯНВАРЯ


    comm.voroh.com